РАЗНЫЕ РАЗНИЦЫ

Что ни день, то раздаются со страниц наших (преимущественно “элитарных”) газет жалобные голоса представителей культурной элиты, нудно муссирующих печальные проблемы шестидесятников. Теперь уже и семидесятников. Завтра к ним добавятся восьмидесятники. Идут бесконечные споры о том, кто имеет право говорить от имени русского народа, а кто – нет. Скучные авторы тоскливо размышляют о нуждах нашего народонаселения, о том, какое в России должно быть государство, как нынешние либерал-большевики смахивают на просто большевиков и т.д. и т.п.

Я сознательно называю этих авторов представителями культурной элиты (т.е. образованной части населения), а не интеллигенцией, коей они, по всей видимости, себя считают. Ибо интеллигенты – это хрупкие, тонкие, образованные люди. Они к чужим мнениям толерантны. По причине наличия высокоразвитого интеллекта. А чувство вкуса не позволяет им вылезать на страницы нашей раздухарившейся прессы, подобно тому как порядочные девушки все больше сидят по домам.

Да и трудно удивить интеллигентного человека тем, что нынешние демократы смахивают на прежних большевиков. Это ведь так естественно. Во все времена существуют люди, которые, прикрываясь теми или иными (актуальными в данную историческую эпоху) идеями, расталкивая других локтями, рвутся к кормушке. Те, что поглупее, открыто едят из кормушки. Поэтому, когда задние подпирают, их первыми приносят в жертву. А те, что поумнее, стоят во втором ряду, чтобы успеть крикнуть: “Держите вора!” и прослыть честными. В скобках замечу: я не Г.Х.Попова и не А.В.Руцкого имею в виду. Я вообще.

Это вовсе не означает, что страной правят исключительно корыстные лицемеры, но средний эшелон власти, похоже, именно таков.

Поколения этих специальных людей, по большому счету, ничем не отличаются одно от другого. Идеальный пример: ловкач Э.А. Шеварднадзе. Идеальный. Да. Обладая даром мимикрии, они легко меняют свою идеологию, чтобы всегда быть ближе к пище. Если время требует, они пишут “Ленинианы”. Когда конъюнктура меняется, начинают разоблачать авторов “Лениниан”. Украв у Отчизны пару миллионов долларов и несколько прибыльных изданий, такие люди тихонько отходят в сторону – жевать этот огромный кусок с видом оскорбленной в лучших чувствах невинности и выражением лица типа: “Я все для народа старался, а вы меня так…” Манеры при этом неплохие, наружность импозантная, речь складная. Как у Егора Яковлева. Блистательного “отца россдемократии”.

Одним словом, подлинного интеллигента не удивить тем, что одни торопливо жрут из кормушки, другие сердито охают в газетных статьях “Как же так?”, третьи лениво читают тех, кто охает, а народонаселение тем временем упорно потребляет детективы, пособия по сексу и единственную нашу народную газету “МК”. Одним словом, живет своей, народной жизнью. Болт забив на руководство. На жрущее руководство.

Ну, возвращаемся к пресловутой культурной прослойке, засорившей собой страницы печатных изданий. И к проблеме инфантильности русских. (См. предыдущие №№ «НВ»). Псевдоинтеллигенция не только бесконечно далека от народа (в силу чего и совершенно непопулярна), но и является самой инфантильной его частью.

Вечно выступая против очевидных каждому недостатков системы, “культурные” ни разу не предложили хоть мало-мальски конструктивной, разумной программы (диссиденты – типичные представители “культурных”). Как наивно звучат призывы наших современников не ждать доброго дядю, который придет и наведет порядок. Они именно в силу инфантильности своей не замечают, что находятся в детском саду, где призывы к самоуправлению звучат нелепо.

К тому же они жуткие снобы. Величают народ “быдлом” (что так же глупо, как судить природу за то, что бывает зима). Рассуждают о дурном вкусе народонаселения и о примитивизме массовой культуры (“А судьи кто?” – спросил в свое время Грибоедов). Т.е. напоминают маленького мальчика, который, захлебываясь от кашля, переполненный чувством собственного достоинства, курит, считая, что ядовитая сигарета в крепких зубах – это и есть сакраментальная взрослость.

Наши “культурные” считают, что полторы прочитанные за жизнь книжки дают им право судить и презирать большую часть соплеменников за обожание Марианны и “Поля чудес”. Мы непопулярны, трагически восклицают они, потому что мы умные. Не подозревая о том, что есть такие дисциплины, как психология, социальная психология, социология и т.д., которые давно описали такое явление, как популярность, и пришли к выводу, что ум и популярность не взаимосвязаны. Но этих книжек наши “культурные” не читают, слишком много в них непонятных слов и рассуждений.

Конечно, надо отдать “культурным” должное. Они бывают остроумны, оригинальны, трогательно серьезны, вдумчивы. Как отличники на школьной олимпиаде. Но дети есть дети; с грамотностью и мыслью всегда проблемы. Вот как сердится редактор тусовочной газеты с мизерным тиражом, наезжая на разнокалиберных конкурентов (коих видит лилипутами), среди которых и такие бесспорно популярные газеты, как “МК”:

“Самоутверждение лилипутов всегда протекает известным в медицине путем. Тактическая цель лилипутов проста – втянуть в спор с собой, увидеть свое имя напечатанным в “НГ” (“Непопулярной газете”. – Е.Д.) если не как автора статьи, то хотя бы как мишени в дискуссии. (Тот, кто хорошо учился в младших классах, знает, что в данном случае слово “мишень” должно стоять в винительном падеже: увидеть свое имя как что? – мишень, а не кого? чего? – мишени. – Е.Д.) Но и на сей счет у “НГ” твердые правила: мешать расти чужим комплексам неполноценности мы не намерены – времени нет, у нас более важные дела.”

Тут мы имеем дело с таким явлением, как проекция, когда свои проблемы и эмоции человек подсознательно приписывает тому, на кого они направлены. Т.е. если ты сам страдаешь от комплекса неполноценности по отношению к кому-либо и испытываешь враждебное чувство, в чем не хочешь себе сознаться, ты приписываешь этот комплекс ощущений объекту.

Как хорошо, что наши “культурные” так необразованны и даже не отдают себе отчета в том, что каждая фраза написанного текста выдает их с головой. “Трепещите, конкуренты!” – пишет автор чуть дальше, и сразу представляется маленький тщедушный очкарик в застиранных шортах, который размахивает картонной сабелькой: “Трепещите, лилипуты, вот он Я, Гулливер, пришел!”

А папа с мамой смахивают слезу умиления: “Наш-то, может, советником президента станет…” Может! В том-то и ужас. И “независимый” агитпроповец В.Третьяков, и упитанный конъюнктурщик А.Макаров не без оснований метят в адвайзеры Б.Ельцина.

Настоящие интеллигенты тем временем продолжают стоять в стороне. Очень редко вступают они на страницах нашей прессы в коммуникацию с народом, однако существуют все-таки такие авторы, как Касьянова, Пьецух, Ципко.

Интеллигенты – это взрослая часть этноса, и от нее многое зависит.

Только когда она преодолеет свое столь естественное отвращение к политике и политическим деятелям и подарит свои идеи “миловидному” (по Томасу Манну) лидеру, который силой своего обаяния сумеет повлиять на народонаселение, начнется медленное, но верное взросление нашей, существующей пока лишь в будущем, нации.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БЫЛО: МАШИНА И КОНЬКИ. СТАЛО: КОНЬКИ БЕЗ МАШИНЫ.
“ВСЕХ НА ФИГ!”
“ЛЮСЯ”, ФЕДОР И ДРУГИЕ
ГАДАНИЕ ПО ПЛАМЕНИ
“СЕКРЕТ-ные”, “МОКРЫЕ И СУХИЕ”
АНДРЕЙ ЕГОРШЕВ. Любимая женщина
ПИТЕР В ПИТЕРЕ
ЛАЙМА ВАЙКУЛЕ. Любимый мужчина
ИМИТАЦИЯ
ЕЛЕНА КОНДУЛАЙНЕН. Меню
КУСАЮЩИЙ ПОЦЕЛУЙ
“ДЕРЖАТЬ! НЕ ПУЩАТЬ!”
НАТАЛЬЯ НАФТАЛИЕВА: НЕ ТЕРПЛЮ ИСТОРИЙ ПРО ЗОЛУШКУ
ОЖИДАНИЕ МЕРТВЫХ
Девятку увели. Но осталась шестерка
НАТАЛИ – ДУША И НОГИ


««« »»»