Нашей «Ностальгии» рукоплещет Европа

В телесезоне 2010 произошло знаковое событие: на фестивале HotBird TV Awards 2010 (Европейская премия в области спутникового телевещания) победителем в номинации Culture/Education стал отечественный спутниковый канал «Ностальгия».

Церемония, прошедшая недавно в Венеции, напомнила аудитории, что детище Владимира Ананича, генерального продюсера «Ностальгии», уже не первый год греет душу всем, кому есть, что вспомнить, и просвещает тех, кому вспоминать пока нечего. Внутри страны канал уже неоднократно бывал отмечен. Две премии «Золотой Луч» (первая национальная премия в области спутникового, кабельного и интернет-телевидения) были присуждены ему как лучшему развлекательному каналу 2009 года, а уникальный по сложности проект «Было ВРЕМЯ» – был признан лучшей тематической программой 2010 года. А ещё были номинация на ТЭФИ (программа Владимира Молчанова «До и после…»), другие выдвижения и награды.

Ностальгическую тему сегодня не эксплуатирует только ленивый. А уж обращение к прошлому точно старо как мир. Поэтому вся загвоздка в том, как именно это делается. Все хозяйки готовят борщ, только у одной он – пальчики оближешь, а у другой – отрава. На телевизионной кухне «Ностальгия» была первой, кто приготовил вкусное, острое блюдо из старых советских телепередач, фильмов и музыки, смешав их с современной, вдумчивой рефлексией о нашем прошлом.

Неожиданной рефлексией обернулась и застольная беседа с «серым кардиналом» канала «Ностальгия» в недавнем прошлом – её главным редактором Михаилом Галичем:

«Вот мы живём, и не знаем, что у нас над башкой постоянно висит сотня разных спутников. Одни следят за военными секретами, другие заглядывают в окна спален, третьи постоянно держат на прицеле первых двух… А вот полезных спутников в небе над нашей головой очень мало. Первый и самый клёвый из них, конечно, Луна. От Луны бывают приливы и отливы, от неё же пишутся стихи и рождаются дети. Но Луна – сама по себе, она о нас даже не думает. То есть, мы ей никто – она была за сорок миллиардов лет до нас и будет еще сорок миллиардов».

Взгляд в потолок, затяжка, сигаретный пепел, летящий в пепельницу, пауза:

«Полезные спутники – это те, которые связывают нас по телефону с мамой первой жены брата в Тель-Авиве (приснится же такое!); те, кто прокладывает для нас путь через пробки и, наконец, те, которые закачивают нам в телевизор кучу непервых телеканалов. Которых – не Первых – на самом деле несколько сотен, но мужики-то не знают…»

На этом улетаешь вместе с Галичем в холодный космос и, любуясь несущимися мимо астероидами, продолжаешь парить фантазией вслед за автором художественного образа:

«Да-да. У нас над башкой, среди кучи шпионского мусора, на расстоянии 30 тысяч километров от Земли, висит три десятка спутников, весь смысл которых – любить и оплодотворять наши телевизоры. Что неожиданно ставит их на один уровень с нечеловечески вечной Луной. Эта разумная, рукотворная космическая стая висит над нами – и над всей Европой – так нереально высоко, что даже вращается вокруг орбиты синхронно со всей планетой – и не падает, и не улетает. И управляют этой разумной космической стаей всего шестьсот человек, большая часть которых сидит в двух ЦУПах – под Парижем и под Москвой, в Сколково».

После очередной дымной паузы, легкого глотка соответствующего стилю беседы спиртного, происходит плавное снижение темы до уровня породившего ее повода:

«Каждый год эта рукотворная стая космических жар-птиц голосами и руками своих повелителей награждает лучшие европейские телеканалы символическими призами за достижения в области любви и оплодотворения наших телевизоров. Каждому, кто в истекшем году больше других любил и качественней других оплодотворял, – приз. Призов несколько, и они делятся на категории. Что справедливо. Потому что одни телеканалы оплодотворяют спортивно, другие – музыкально, а третьи – художественно. То есть, у каждого – свой подход. Бывают даже такие, кто оплодотворяет культурно и познавательно. Что вообще за пределами понимания обычного человека…»

Михаил, конечно же, страшный мизантроп. Как и подобает настоящему романтику, витающему в заоблачном пространстве теле- и радиоволн. Поэтому полученная премия его удивила. Видимо, тем, что хорошая вещь все же нашла достойную оценку, а это не вписывается в его мрачноватую картину мира. К тому же признание было «найдено» не только в зрительской среде («Ностальгия» уже много лет является козырной картой базового пакета НТВ+), но и в террариуме профессионалов. Что даже пугает. Ведь если коллеги дружно снимают шляпу, это значит, что волшебное «как» подняло на космический уровень то самое «что», которое у всех лежало под ногами, но не у всех смогло взлететь.

Так и наше неоднозначное советское прошлое воспарило на крыльях «Ностальгии» на недосягаемые для многих других высоты, перестав наконец быть «тоской» (как характеризует «ностальгию» словари), но превратившись в увлекательное, познавательное и умное телезрелище. За что и было отмечено престижной премией на Европейском телефестивале HotBird TV Awards 2010.


М. Леско


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Викиликс = чужая игра
Коротко
Бабу Ягу сыграет Орбакайте
Страсти по Тургеневу
Сланцевая лихорадка
А он, манежный, ищет бури…


««« »»»