СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ “ДЕМОКРАТОВ”

…Первый съезд народных депутатов пока еще великой страны – Союза Советских Социалистических Республик, пожалованный нам последним Генсеком. Выступает трижды Герой, лауреат Нобелевской премии Мира академик Сахаров, человек, променявший сытую номенклатурную жизнь на ссылку и изгнание в город, по иронии судьбы названный Горьким. Он говорит о вопиющем случае в Афганистане – расстреле своих с вертолетов – случае, весьма характерном для советской действительности и теперь как будто бы вполне доказанном. Заметьте, он не о себе говорит, не себя защищает, и он опять рискует.

Уверен, каждый, кто не был равнодушен тогда, запомнит на всю жизнь то угнетающее безобразие, что началось потом. Словно зловещая фигура Отца Всех Народов восстала из небытия – мы увидели вакханалию, шабаш тех времен, когда “в едином порыве” орали: “Расстрелять, как бешеных псов!” И приговор “враг народа” завис, казалось, над тем, кого наверняка причислят в будущем и уже причисляют к лику святых.

Но ведь не одни же “брежневцы” были тогда в зале, там несколько сотен убежденных демократов присутствовало… Не тогда ли должны были кинуться к трибуне те, кто устроил потом, четыре года спустя, позорную потасовку вокруг Хасбулатова на съезде депутатов России? Кинулись. Да не те. Одна Евдокия Гаер, маленькая женщина из Приморья, не побоялась ничего и встала решительно на защиту “совести нашей”. Большинство демократов скромно молчали. Это потом они дружно ставили вокруг гроба свечки…

А многие ли – на съезде, в прессе – поддержали Юрия Афанасьева, смело назвавшего Верховный Совет “сталинско-брежневским”? Увы. Даже некоторые из единомышленников корили его за “резкость”.

Август 91-го. Ельцин с командой победил только благодаря поддержке народа. Путч не прошел только из-за солидарности москвичей. Люди, рисковавшие своей жизнью, дали Ельцину и демократам власть над страной.

И вот тут-то в полной мере начинают проявляться действительно главные, как оказалось, черты наших доблестных демократов – скромность, сдержанность, обаяние…

Вместо того, чтобы немедленно созвать съезд и принять Конституцию новой, свободной страны и так необходимые всем законы, Ельцин спешно уезжает на отдых и, говорят, неплохо играет в теннис у моря. Демократы молчат. Они все еще празднуют победу, хотя нельзя не видеть, что промедление смерти подобно – счастливая ситуация меняется быстро: старые силы уже опомнились и консолидируются. Демократия по существу дышит на ладан. Но где уж беспокоиться, если победа одержана, если теперь все отдано в надежные спортивные руки очередного кумира…

Высшие государственные посты быстро расхватываются представителями прежней номенклатуры, мгновенно переориентированной на сто восемьдесят градусов. Да ведь и кумир такой же! Давно ли занимал один из высших постов в КПСС и славил социализм? Неважно, неважно… Кумир есть кумир, и нечего тут! Полная, безоговорочная поддержка! Он лучше знает, а те, кто с ним не согласен, – враги, только и мечтают, чтобы власть у него отобрать и все сделать по-старому. Молчите лучше!

За скромность, согласие, безоговорочную поддержку кое-кто из них удостаивается все же власти. Вот Гавриил Харитонович Попов, например. Автор демократических статей и знаменитого термина “административно-командная система”. Получив немалый пост – став мэром столицы – кого же он приближает к себе, кого возносит на властный Олимп, чтобы превратить хотя бы Москву из лживо-коммунистического в истинно демократический город, источник благотворных перемен в нашей стране? Может быть, Юрия Афанасьева, Шмелева, Святослава Федорова, Пияшеву, Явлинского? Нет, Лужкова. И всех тех, кто уже бывал у власти (советской), пусть и не на первых ролях, и кто, конечно же, не мыслил для себя власти другой (не по названию, а по существу).

Демократия уже погибла – то есть она просто исчезла из властных структур, едва показав свой прекрасный лик в конце августа и тотчас же отвернувшись, – но демократы делают вид, что все в порядке, они все еще празднуют, и теперь особое значение приобретает среди них такая черта, как сдержанность.

Сдержанно ведет себя Гавриил Харитонович и скромно уходит вскоре, обаятельно сохранив имидж спокойного человека. Из настоящих, последовательных демократов одна Лариса Пияшева удостоилась-таки не слишком высокого поста в мэрии, да и то не удержалась на нем, что естественно, ибо не вписывалась она в “демократическое” окружение. Не была, видать, достаточно обаятельна и скромна. Имела нахальство, говорят, даже президенту что-то советовать, о чем и газеты писали.

Но большинство демократов стойко, уверенно, преданно поддерживают президента. Во всем.

Беловежская пуща. Неожиданный, дикий поступок. Вопреки недавнему референдуму о целостности Союза. Тайком не только от народа, но даже от президентов других республик и – что особенно странно – от наиболее близкого, лояльного Назарбаева. Похоже на предательство, вероломство… Ясно, что главная цель – избавиться от ненавистного, “мешающего” Центра, от Горбачева. Демократы сначала ошеломленно молчат, однако, опомнившись, дружно начинают хвалить своего кумира. Ну как же, давно назрело. Правильно! Развалить империю к чертовой матери!

И забыты тысячелетние связи, и как-то неприлично вроде бы думать о том, что если не прежние, то новые-то связи просто необходимы жизненно, ведь Союз – не куча сваленных кое-как камней, а живой организм. Больной, действительно требующий лечения и, может быть, хирургического вмешательства, но ведь живой. Разрубить его на куски – не выход…

Но где уж. Нескромно ведь президенту перечить. Всенародно избранный все-таки. Кумир.

И понял, видать, президент, что нечего считаться с теми, кто по старой-престарой привычке живет по методу “одобрямс”. Что хочу, то и ворочу, дайте только полномочий побольше. Демократы настаивали, съезд и дал. Действуй, действуй решительно! – все кричали. Вот и последовал очередной мудрый приказ: отпустить цены!

Теперь уже и без промедления, тотчас, дружный хор: “Верно! Верно! Давно пора!”

И как-то недосуг вспомнить в лихом пылу, что ведь не укорочены руки у монополий – экономика-то прежняя, чисто советская, тоталитарная! В этих условиях безоглядный, бездумный отпуск цен – это предательство миллионов простых покупателей, это невиданная малина для жуликов, мафиози и бессовестных чиновников, директоров, это все равно что разом распустить милицию и все правоохранительные структуры, дав возможность вооруженным бандитам спокойно грабить невооруженных людей…

В одном из интервью Гайдара спросили: “Вы предполагали, что разом ограблены будут миллионы вкладчиков, их трудовые накопления превратятся в обесцененные бумажки?” И Гайдар честно ответил: “Мы об этом как-то не думали…” И демократы не думали. Что уж там. Где тут думать. Ведь – “одобрямс”! Правильно действует, давай-давай. Потерпим, чего там, подумаешь, не впервой. Что?! Возражает кто-то? Красно-коричневые! Назад хотите? В распределительную систему? Не выйдет, коммунисты проклятые! Давай-давай, президент, поддержим! Затянем пояса, впервой, что ли.

А в первых рядах поддерживающих беззаветно – опять демократы. Привычный лозунг: вперед! Только теперь не коммунисты, теперь: “Демократы, вперед!” Есть разница? Только в звучании первого слова. Оно и понятно: Система осталась прежней, просто одни заменили других. И называется по-другому.

И вот уже устанавливаются драконовские, несусветные налоги – во имя демократии, разумеется, во имя стабилизации бюджета и рынка, понятно (“для блага Родины”, как всегда). Бывший “президентский”, горбачевский пятипроцентный лихо заменяется почти шестикратно большим, и, не моргнув глазом, объясняют умные экономисты, что этот налог – совсем другой, это не “президентский” плохой, это, наоборот, хороший, это – НДС… “Одобрямс”, – привычно говорят демократы, сдержанно стараясь не замечать, что гибнут ростки предпринимательства и вовсю расцветает то, за что раньше карали аж смертной казнью. Второе лицо в государстве – госсекретарь – бесстыдно называет спекуляцию “бизнесом”, а демократы, конечно, поддерживают, и некоторые из них открыто и громко возмущаются, когда вице-премьеру показывают на пресс-конференции вату и спрашивают, знает ли он, сколько она теперь стоит. Неприлично, как же. Одобрямс, одобрямс…

Много, много было за прошедшие месяцы такого, что нам, дважды голосовавшим за Ельцина и стоявшим насмерть у Белого дома, и в голову не могло прийти и за что придется кое-кому отвечать. Но когда на одном из последних съездов, потеряв всякое терпение, люди с мест выступали и голосовали за ограничение бывших, почти неограниченных и непонятно на что использованных полномочий президента, а тот, обидевшись, чуть ли не в истерике обращается к народу и по старой большевистской традиции аж во время съезда едет выступать на завод – какой же переполох возникает в демократических кругах! Как вы смели тронуть кумира! Руки прочь! Кто не с нами – тот против нас. Не поддерживаете президента, значит, плохие, красно-коричневые. Против демократии, значит, против реформ! И не важно, что говорят, что предлагают критики президента, их просто не слушают. Кто не с нами, тот против нас, кто не с Ельциным, тот за Ленина-Сталина, вот и весь анализ, вот и весь сказ. Середины нет, здравого смысла нет: есть Ельцин, сиречь демократы, и есть, наоборот, противники Ельцина, считай – коммунисты, красно-коричневые, недобитки проклятые. Все! И нечего тут.

Ельцин выступает на пресс-конференции в Ванкувере после встречи с Клинтоном. Что же он говорит? А попросту, ничуть не смущаясь, заявляет наш президент, что ему, Ельцину, в настоящее время альтернативы нет. И еще добавляет, что отказ ему, Ельцину, в доверии на референдуме будет означать “возвращение коммунистического ига” (дословно) и окажет сильнейшее отрицательное воздействие на весь мир. Ничего себе скромность? Но дело даже не в этом. Самое интересное, что наш президент не подкрепил свои заявления никакими серьезными доводами, никакими вескими доказательствами того, что он, Ельцин, действительно предан демократическим идеалам, что его политика и на самом деле есть политика демократическая, а не какая-нибудь другая. И это естественно, ибо ни доводов, ни доказательств таких просто-напросто нет. На чем же основана уверенность президента в своей незаменимости, демократичности, безальтернативности? По-моему, на единственном: демократическом “одобрямс”.

И вот уже принимаются обращения, пишутся коллективные письма – в поддержку, естественно. Одобрямс, одобрямс! Ну точно, как в прежние времена. И – как в прежние времена – никакой конкретной, разумной программы действий. Действий не по захвату и удержанию власти (как учил товарищ Ленин) – действий для нормальной жизни людей, истинного оздоровления экономики, для возвращения разума и здравого смысла в околпаченные, запутанные, очередной раз обманутые головы наших сверхтерпеливых, по-детски доверчивых граждан. А в первых рядах такой знакомой, почти советской “кампании в поддержку”, конечно же, наши скромные, наши сдержанные, наши обаятельные, когда идет речь о власть предержащих, господа “демократы”.

“По плодам их узнаете их”, – сказано в Евангелии. Неужели мало вокруг плодов? Неужели все еще недостаточно, чтобы узнать? Неужели развал страны, беззаконие, беззащитность честных и искренних перед “сильными мира сего”, обнищание и бесправие большинства, гибель экономики и угасание культуры, ложь на каждом шагу, бездарные действия и безответственные слова, холопское самоуничижение перед всем заграничным – неужели все это обязательные условия “переходного периода”? Неужели альтернатива этому – лишь возвращение к старому “коммунистическому игу”?

Среди десяти есть первая, главная заповедь: “Не сотворите кумира…” Она именно главная, ибо сотворенный кумир тотчас же и заставляет нас нарушать остальные девять – лгать, воровать, ненавидеть ближнего своего… Что мы и видим сейчас, к сожалению. И очень-очень много видели в прежние годы: ведь именно из-за нарушения этой заповеди так страдала страна все эти долгие годы действительно коммунистического, ленинско-сталинского ига.

А начинается все с такого безобидного, казалось бы, такого скромного, сдержанного, лояльного, такого обаятельного и такого на самом деле недемократического “одобрямс”.

Смотришь вокруг и думаешь: что же такое происходит? Почему черное опять называется белым, белое черным, безобразие и развал – переходным периодом, воровство – приватизацией, спекуляция – бизнесом, беззаконие – демократией, шельмование и замалчивание инакомыслящих – отсутствием альтернативы, бездумный “одобрямс” – всенародной поддержкой… Что же это – массовое помешательство?

Нет, друзья. Это – скромное очарование “демократов”.

Юрий АРАКЧЕЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПСЫ ВОЙНЫ
КРУПНАЯ ИГРА МЕЛКОГО ГЭБИСТА
“МАЛЬЧИКИ”, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО
“СОБЕСЕДНИК” ОПЯТЬ СЛЯМЗИЛ
ЕВГЕНИЙ БЕЛОУСОВл. Любимая женщина
ПРОИСКИ ЗЛЫХ ПРИШЕЛЬЦЕВ?
ДИКТАТУРА – ВЛАСТЬ НЕНАВИСТИ
“ЭКСПР” НЕ ОДИНОК
ЕЛЕНА КОНДУЛАЙНЕН. Любимый мужчина
ЕЩЕ ОДНО НОЧНОЕ РАНДЕВУ?
МАЛЬЧИКИ – НАЛЕВО, ДЕВОЧКИ – НАПРАВО
“НЕ СЫПЬ МНЕ СОЛЬ НА РАНУ…”
СТРАХ. И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ
“Я ЕМУ КА-А-АК ЗАЛИМОНИЛ!”
РУССКИЕ КАВАЛЕРИСТЫ И ФРАНЦУЗСКИЕ ТОВАРНИКИ
ФУТБОЛ, АВТОМОБИЛИ, ЖЕНЩИНЫ?
ЮЛИАН СЕМЕНОВ ВОЗВРАЩАЕТСЯ?
СОВКОМ ТЫ БЫЛ – СОВКОМ ОСТАЛСЯ. ЭХО ПОЛЕМИКИ А.ЯХОНТОВ – В.БОНДАРЕНКО
СНОВА ЖАННА АГУЗАРОВА
ГУМАНИТАРНЫЙ ЧЛЕН
ГДЛЯНА НЕ ОСТАВЛЯЮТ В ПОКОЕ


««« »»»