ДИКТАТУРА – ВЛАСТЬ НЕНАВИСТИ

Сегодня отчетливо видно, насколько целеустремленная игра ведется за овладение не человеческими симпатией и надеждой, а постоянством человеческой ненависти, которой страна была переполнена и которую не хотят потерять. Ее перенаправляют. Ненависть распылена в воздухе, рассыпана по магазинным очередям, по страницам газет. Фундамент коммунистического мира, куда зависть и ненависть к тем, кто живет лучше, входили скрепляющим цементом, треснул, и пыль его соединилась с едой и воздухом. Со стороны кажется, что люди, привычно старавшиеся прищемить друг друга дверью в московском метро, вдруг заметались в поисках новых целей.

Эту концентрацию ненависти я ощутил еще в бывшем союзном Верховном Совете; помню, как все эти идеальщики орали Сахарову: “Цукерман – вон!” Там ненависть изматывала, как изводит беспрерывный рев в соседней квартире. Мне казалось, что мы исцеляем больное общество, а на поверку вышло: лечили насморк у больного раком. Система разрослась в сознаниях, приучила многих к себе. Она разъела души и парализовала ядом страха и ненависти страну.

Мне уже поднадоела мученическая гримаса на лицах у тех, кто вроде собирается обустроить Россию, но в то же время разными способами декларирует, что из всех чувств мы богаче всего ненавистью, а кроме того, жить по-человечески не обучены и не равны другим. Нам бы уж хлебца кусочек. И каждому – одинаковый, независимо ни от чего. Дальше идет перечень несчастий и рассуждения об извечно горькой нашей судьбе. О том, что патриотизм в идеале это прежде всего не любовь, а нелюбовь. К американцам, чеченцам, евреям, масонам – кому угодно. Ненависть стала для многих прибыльным и даже единственным всепоглащающим занятием их жизни. В принципе это та же самая сталинская “любовь к трудовому народу”, основываясь на которой, миллионы тружеников загнали в концлагеря и застенки.

Двум (или скольким?) Россиям договориться труднее, чем всей ООН. Черные с белыми в Южной Африке договариваются проще.

Сие неудивительно. Вы сами не раз писали о государственной системе, которая выталкивала наверх людей по преимуществу бездеятельных и бездарных, а критерием успеха было не мастерство, а послушание. Такое существо специально выводили, селекционировали, как барана-мериноса. Многие из этих людей остались во власти или в системах, обеспечивающих власть; некоторые вылетели на обочину, но талант ведь у всех них прежний – исключительно к рукоплесканиям или воплям отчаяния. И к зависти. Вот слепите-ка их в одну общность с Россией и человечеством! А ведь пробуем… Редактор военно-патриотической газеты “День”, обмиравший от восторга по поводу советского вторжения в Афганистан, сегодня полнится вселенской печалью по поводу вторжения к нам человеческих моральных стандартов. Ой как трудно отряхивается нормальная жизнь от взрыва бесчеловечности, от преступности, которая пришла к нам не из будущего, а тянется, как грязный хвост, из той, бывшей жизни без норм. Из жизни, которую нормировало начальство, а не законы. Но все-таки человечество в большинстве своем живет честнее, чем жили мы, и нам пора возвратиться в человечество. Больше некуда.

Диктатура – это власть, рожденная из ненависти. Если кто-то без конвоя не может, пусть застрелится, но не долдонит бесконечно о том, что мы погибаем, а дни Руси сочтены. Надо по-доброму оглядеться в доме – нам здесь жить. Кто хочет, может жить и в другом месте. Но не обязательно верить всем байкам о райских кущах, куда нас не пускают. И чужестранство пора бы уже не воображать как местность, поглотившую все вершинные умы себе на пользу: и наши, и ненаши – неправда это. Да, много уехало от нас достойных людей, не нашедших себе места в стране, разобиженных, изболевшихся. Это личный выбор каждого. Но эмиграционная волна понесла за рубеж и немало мусора; в США вышли целые исследования о русской мафии. Россия разделена и в удалении от России.

И вообще, это не главная тема; кто-то уехал, кто-то приехал. Мир невелик. Надо найти в нем место, где можно заниматься тем, что умеешь. А кому нужна трепня вместо дела, те тоже должны обрести свое место, но в самом дальнем углу. Объединения всех со всеми не будет, и слава Богу! Но и в резне нет спасения. Когда мы наконец поймем, что разные люди могут жить вместе – как в большинстве стран мира они живут?

Мы не выживем, если нормальные критерии не придут на смену стенаниям, от которых уже зубы болят. Авось начнем уяснить взаимосвязанность того, как живем и как трудимся, научимся сотрудничать с теми, кто работает. Люди должны ощущать собственную причастность к бытию, а не желание от него защититься. Немыслимого братства всех со всеми не бывает. Но в демократическом обществе могут выжить самые разные люди: они спорят, и закон помогает им в поисках истины. При диктатуре же выживают лишь те, кто прав. Или те, кто лев. Смотря чья это диктатура.

Казалось бы, побыли мы “страной мечтателей” – и довольно. Но реальность – самое трудное. В свое время Горбачев любил говорить о “механизмах торможения перестройки”. Не знаю, как называется ныне идущий процесс преобразования, но механизмы торможения его мощнее прежних.

Я читал у Вас в газете интервью с кинорежиссером Михалковым-Кончаловским, который прямо говорит о необходимости научиться продавать собственное умение: рынок так рынок. Круто сказано, но многим стоило бы над этим задуматься. Особенно тем, кому нечего предложить людям – разве что способы изничтожения и поиска врагов, которые во всем виновны. Даже если предположить, что это дело первостепенное, то работать ведь все равно надо. Весь мир вокруг нас трудится повседневно и тяжко. Если твое право быть личностью поощряется, твое достоинство защищено, а твой труд тебя кормит – чего еще надо? Вы никогда не думали, почему никто из тех, кто любит выступать в отечественной печати, вспоминая, как подлый режим вытолкал их за пределы святой и пречистой Родины, обрекши на ностальгию, насовсем обратно не едет? Назвать вам фамилии или сами вспомните, кому возвратили гражданство за прошедшие годы и кто этой привилегией не воспользовался? Да никто не воспользовался! Включая Солженицына, уже который год готовящегося к переезду и что-то не поспешающего продавать свое имение в штате Вермонт. Несколько человек обрели в Москве и Подмосковье квартиры и дачи, но семей своих из-за границы не страгивают. Не надо порицать этих людей, обзывать их по-всякому, ставить в фальшивое положение, вынуждать к оправданиям. Они не по своей воле оказались за тридевять земель; не так просто возвращаться им в тридесятое царство. Да и не всем надо возвращаться. И не все хотят…

Это ведь тоже “родимое пятно”: мышление категориями не страны, а гетто. У нас не раз поражались, как это классик итальянского кино Бертолуччи постоянно живет в Лондоне, а снимает для Голливуда фильм о китайском императоре. Но никого, кроме нас, подобная ситуация не удивляет – она так обычна; Хемингуэй мог ловить рыбу на пару с молодым Фиделем Кастро у берегов Кубы, считавшейся лютым врагом США. И никто в американском правительстве не требовал запретить писателя и забрать у него Нобелевскую премию. Еще чего не хватало…

ВИТАЛИЙ КОРОТИЧ, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ЖУРНАЛА “ОГОНЕК”


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

СКРОМНОЕ ОБАЯНИЕ “ДЕМОКРАТОВ”
ГДЛЯНА НЕ ОСТАВЛЯЮТ В ПОКОЕ
ГУМАНИТАРНЫЙ ЧЛЕН
КРУПНАЯ ИГРА МЕЛКОГО ГЭБИСТА
ПСЫ ВОЙНЫ
“СОБЕСЕДНИК” ОПЯТЬ СЛЯМЗИЛ
“МАЛЬЧИКИ”, КОТОРЫХ НЕ БЫЛО
ПРОИСКИ ЗЛЫХ ПРИШЕЛЬЦЕВ?
ЕВГЕНИЙ БЕЛОУСОВл. Любимая женщина
“ЭКСПР” НЕ ОДИНОК
ЕЛЕНА КОНДУЛАЙНЕН. Любимый мужчина
ЕЩЕ ОДНО НОЧНОЕ РАНДЕВУ?
МАЛЬЧИКИ – НАЛЕВО, ДЕВОЧКИ – НАПРАВО
“НЕ СЫПЬ МНЕ СОЛЬ НА РАНУ…”
СТРАХ. И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ
“Я ЕМУ КА-А-АК ЗАЛИМОНИЛ!”
РУССКИЕ КАВАЛЕРИСТЫ И ФРАНЦУЗСКИЕ ТОВАРНИКИ
ФУТБОЛ, АВТОМОБИЛИ, ЖЕНЩИНЫ?
ЮЛИАН СЕМЕНОВ ВОЗВРАЩАЕТСЯ?
СОВКОМ ТЫ БЫЛ – СОВКОМ ОСТАЛСЯ. ЭХО ПОЛЕМИКИ А.ЯХОНТОВ – В.БОНДАРЕНКО
СНОВА ЖАННА АГУЗАРОВА


««« »»»