ДОГНАТЬ И ПЕРЕГНАТЬ

Как и предыдущие тексты на тему “газетной ругани” (“НВ” №16), проиллюстрирую нижеприведенные скромные выводы решительными читательскими посланиями.

“«Новый Взгляд» – обычный бульварный листок, каких сейчас пруд пруди. Но культурный человек никак не может пройти мимо большого количества нецензурных, матерных слов и выражений, которыми пестрит «НВ». Самое допустимое, но отнюдь не менее некультурное, набранное в заголовке статьи слово “Обосрались”. Авангардное обращение “Муденко” в комментариях не нуждается.

Недоброй памяти один из вожаков III рейха д-р Геббельс говорил: ”Ругань – это испражнение души”. Понимал в этом деле толк, собака. Но нельзя же испражняться прилюдно, чем активно занимается верный ученик колченогого фюрерчика, господин главный редактор Додолев. Здесь он превзошел своего учителя.

Попытка спрятаться за спины авторов «НВ» выглядит очень примитивной. Публикация писем, гнусных и анонимных, подобных письму за подписью “Славяне”, – подлость, недостойная порядочного человека, тем более считающего себя “господином”. Продолжая и развивая эту практику, «НВ» должен приступить к публикации текстов из общественных туалетов. Они также анонимны и по духу и содержанию вполне соответствуют идеологии «НВ».

Доктор технических наук, профессор, заслуженный металлург РФ Александр НАШЕЛЬСКИЙ.”

“Уважаемый Евгений Юрьевич!

Вы пишите просто по-русски, не прибегая к иностранным словам. Ведь это шикарно! Понятно! Предложите, пожалуйста, всем писать просто, доходчиво – по-русски.

Русский язык прекрасный, не следует родные слова заменять иностранщиной: “мэр”, “префектура”, “ваучер” и др.

С уважением Лидия ХЛОПОВА.”

Понятно, что “люди старшего поколения крепко держатся за языковые привычки своего времени, видя идеал правильности в прошлом, а современный язык представляется им обедненным, насыщенным всякого рода неправильностями. Это порождает пуризм – стремление из консервативных побуждений оградить язык от всяких новшеств, сохранить его в полной чистоте и неизменном виде. И наоборот, люди молодых поколений готовы с легкостью отказаться от выразительных средств прошлого”. Это все не я придумал. Просто обильная цитата из помянутого в предыдущих выступлениях на данную тему (“НВ” №№ 15-16).

Хиппующая молодежь семидесятых привнесла в речь, помимо реанимированных словечек “клево” и “кайф”, массу англорожденных: “герла”, “шузы”, “фэйс”.

Однако же прошло время, и (с хиппи вместе) ушли из употребления, не оставив следа и воспетые Б.Б. Гребенщиковым “мочалки”.

Зато им на смену пришел бизнесменский лексикон восьмидесятых. С “маркетингом” вместо “рынка”, “рэкетиром” вместо “вымогателя”, “путаной” вместо “шлюхи”. Что свидетельствует об откровенном нежелании России двигаться своим “особым” путем. По рваным подвижкам в речи отчетливо видно, что желанным образцом для нас, увы, является жирная надменная Америка.

Из наблюдений Бриджит Кендалл (корреспондента Би-би-си в России):

“Многие из новых заимствованных слов служат очень плохую службу. Звучат они так же, как на английском, но значат совсем не то.

Например, “biznes” – широко встречающееся слово сегодня в России. Это совсем не “business” с точки зрения англичан, что в переводе на русский язык – “дело”. “Biznes” означает всякие темные делишки, включая сбыт дрянных товаров и получение быстрых прибылей.

Или “miting” – другое слово, часто используемое в России последние несколько лет. Оно опять-таки не имеет ни малейшего отношения к “meeting” – милой и тихой встрече друзей или коллег по работе за чашкой чая. Напротив, “miting” означает скопление народа с осатанелыми лозунгами и криками, сотней милиционеров с оружием и рациями, а также возможность беспорядков. И если вы скажете своему русскому другу, что вы собираетесь на “miting”, он скорее всего ответит: “О, на вашем месте я бы не рисковал”.

Многие из этих слов, заимствованных из английского языка, появились недавно. Когда я первый раз приехала в Москву три года тому назад, я работала в “конторе”. Ездила в Кремль, чтобы присутствовать на сессиях Верховного Совета, возглавляемых председателем, в то время им был Михаил Горбачев. Сейчас все называется по-другому. Я теперь работаю в офисе (от английского “office”), езжу в парламент (от “parliament”), в котором председательствует спикер (от “speaker”).

Фактически, первые заимствованные слова стали использовать политики. Помню, в каком я была изумлении, когда Михаил Горбачев отклонил предложение оппозиции как “нонсенс”, что определенно не является коренным русским словом. В той же самой речи он употребил “фифти-фифти”, чтобы определить баланс сил. Разумеется, эти заимствования не облагораживали речи Горбачева”.

Наши доблестные борцы за родниковую чистоту русской речи резко и возмущенно возражают против ее мерзкого огрубления. Хотя в данном случае лексикон расширяется за счет употребления истинно российских слов! В то же время засорение иностранными их, блин, совершенно не волнует! Появляются такие перлы: “Эксклюзивный дистрибьютер корпорации X – дилерское бюро Y приглашает вас на презентацию своего опенинга”. Антиматерщинников подобного рода навороты не особенно волнуют.

Эти люди явно не обременены знаниями в области филологии. И не ведают, что язык находится в постоянном развитии. Литературнописьменная речь с течением времени превращается в памятник. И перестает употребляться живыми людьми. А каждая более или менее значительная группа людей (допустим, экс-хиппи или экс-афганцы) привносит в язык что-то свое.

Языки как бы разбегаются во времени. Как и Вселенная. Существовал же когда-то праязык, из которого выросли все романские, германские, славянские и многие другие.

Из исследования доктора исторических наук И.Дьяконова:

“Язык всегда меняется, такова его природа. Французский язык был когда-то народной латынью.

Подобное развитие – удел всех вообще языков. Оно заметно в русском языке. И потому-то наши дети и не читают Крылова – непонятно! “Вороне где-то Бог послал кусочек сыру” – при чем тут Бог? Идиома “Бог послал”, означающая “где-то достала”, вымерла в нашем языке. Или еще: “На ту беду лиса близехонько бежала” – на какую это беду?

Дальнейшим и совершенно неизбежным этапом развития русского языка будет падение всех конечных неударных гласных, что и произошло с латынью, когда она превращалась во французский, со старогерманским, когда он превращался в немецкий и английский, с древнеперсидским, когда он превращался в таджикский, – примерам несть числа.

По истории других языков известно, что именительный падеж имеет тенденцию заменяться косвенным. Этого явления в русском, видимо, не будет наблюдаться, потому что быстрый процесс исчезновения всякого конечного гласного опередит его.

Все это будет обязательно, если человечество просуществует еще, скажем, двести-триста лет. Конечно, это будет трагедией для великой русской поэзии, которую, как латинскую, будут читать только специалисты-филологи. Толстого и Достоевского можно будет перевести, а вот Пушкина перевести будет очень трудно.

Язык – это живая, постоянно меняющаяся и очень чувствительная стихия. Чувствительная к малейшим изменениям – социальным, экономическим, политическим, психологическим. Она фиксирует, скажем, изменения между поколениями, фиксирует малейшую перемену в отношении людей к деньгам, идеалам, идеологиям, политике и т.д. Появляются новые слова, очень точно фиксирующие смысл, понимание этого смысла человеком – носителем и постоянным творцом языка. Жаргон – тоже язык, он обостряет, обнажает смыслы и, безусловно, воздействует на язык литературный, и этого воздействия избежать невозможно. Наверное, не следует и стремиться к этому. Однако есть вещи, против которых хотелось бы восстать: первая – откровенная безграмотность, к сожалению, сейчас очень заметная, потому что радио, телевидение стали трибуной любого и каждого. И вторая – канцеляризм. То, что высушивает язык, лишает его живых соков, теплоты, а подчас и смысла.”

Хочу обратить внимание: специалист с полувековым (!) стажем, воспитанный, по его словам, на Пушкине и Чехове, восстает не против огрубления, но против высушивания языка. Хотя, полагаю, от матерщины этого ученого коробит не меньше, чем от депутатской тупости/безграмотности. Но… “супротив народу не попрешь”.

Будущее – всегда за разговорной речью!

(Продолжение следует.)


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

БОРОВОМУ – ДА НЕ ЗНАТЬ?
МУМИЯ ЛЕНИНА: ТАЙНАЯ СИЛА КОММУНИЗМА
МАНЬЯКА НАДЕЖДА НА МЭРА
ПОЛНОЕ СПОКОЙСТВИЕ
АЗАНОВ ИСПЕЧЕТ ТОРТ ДЛЯ ЕЛЬЦИНА
ОРЛЫ В НЕВОЛЕ НЕ ЖИВУТ
ШИРЕ РЕКЛАМИРУЙ СВОЮ БЕЗДАРНОСТЬ
РАБОЧИЕ ЧЕСТНЕЕ ПОЛИТИКОВ И УЧЕНЫХ
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ, В.В.!
ФИРМА “ЭКСПР” ПРОДОЛЖАЕТ ТЕРРОР
ПРОДЛИТСЯ ЛИ ЭКСПЕРИМЕНТ?
В КОЛОМЕНСКОМ БЛЕВАЛИ КУЛИЧАМИ
“БЕЛЫЕ НОЧИ” ВСЕ БЛИЖЕ
ДА, ЗДРАВСТВУЕТ ЦЕНЗУРА!
СТРАННО ЭТО…
ИЗЫДИ, ЛЮМПЕН!
БЕГУЩИЙ МАВЗОЛЕЙ


««« »»»