НЕ ВАЖНО, ЧТО БУМАЖНО… БЫЛО Б ДЕНЕЖНО

Эрику Галумову слегка за тридцать. По образованию – артиллерист. По существу – предприниматель. Прожектер. Безапелляционно считает, что издания не должны принадлежать журналистам. Галумов – сторонник частных владений в газетном бизнесе. Сам же бывший кадровый офицер и комсомольский работник Забайкальского военного округа – владелец нескольких с размахом раскрученных изданий. На достигнутом невероятно уверенный в себе Эрик, естественно, останавливаться не собирается. Усердно изучает забугорный опыт. И любит повторять: “Я доказал своим друзьям-бизнесменам, что делать газеты – невероятно прибыльно”. Звучит почти как “Новое поколение выбирает “Пепси”.

– Эрик, свою газетную карьеру вы начали в должности завхоза “Комсомольской правды”.

– Графины, бумагу и путевки я раздавал всего полгода. Кстати, этот опыт мне помогает и сейчас: знаю насущные потребности своих редакций. Три года назад “Комсомольская правда”, еще даже не будучи самостоятельным юридическим лицом, всего лишь в качестве подразделения издательства “Правда” стала вести разнообразные коммерческие программы во всем мире. Я участвовал в них. И вскоре стал заместителем коммерческого директора. Вытаскивал газету из состава издательства. С места предстояло сдвинуть огромный семидесятилетний организм. Я не Архимед, но мне это удалось. Я понял саму систему и нашел рычаг, управляющий ею. Все просто: не надо рассматривать газету как неподвижного монстра.

И я уверен, что “Комсомолка” будет регулярно влезать в долги и сидеть на дотациях, пока не изменятся структура, принципы ее существования. Газета с миллионным тиражом не имеет права содержать штат сотрудников, состоящий из четырехсот человек! Это количество не соответствует прибыли, которую дает газета. Хорошо работать и получать нормальные деньги может редакция максимум в 30-40 человек. Не больше. Иначе выпрашивать у министерства средства придется постоянно. В той же ситуации “Известия”, “Правда”, “Труд”, “Рабочая трибуна” и другие крупные издания.

– Вы предсказываете им скорую смерть?

– Гибель газетам в нашей стране трудно прогнозировать. Потому что, как и прежде, они будут с протянутой рукой просить у министерства денег. Говоря при этом “мы самая популярная газета, не забывайте нас”. Но время уже сказало: ничего неизменного и вечного нет. Вспомните хотя бы КПСС.

Ни в одной стране мира государство не обещает газетам покрывать их долги. У нас же не контролируется даже соотношение между величиной дотаций и тиражом. В результате полученные средства, после появления которых газету вообще неинтересно выпускать, “съедаются”. И “рука” протягивается в очередной раз.

Скажем, если бы монопольное издательство ”Пресса” было частным, оно бы, задолжав, искало выход само. Первое условие – продать часть своей собственности, оплатить долги и впредь считать каждую копейку. Тогда газеты бы выжили и через год были бы в совершенно другой стадии. А сейчас им все равно. Рано или поздно за них заплатят. Если издания сейчас просто поддерживать деньгами вместо того, чтобы попытаться создать совершенно новую модель средств информации, мы действительно рискуем потерять хорошие газеты.

– Вы предлагаете свой вариант?

– Я создал экономическую модель, которая позволяет любой газете стать прибыльным предприятием.

– И в чем же секрет успеха?

– Схема проста. Газета рассматривается как товар. В нее вкладываются деньги, которые должны “работать”.

– Можете назвать размер первого взноса в газету?

– Чтобы сейчас начать делать еженедельник, а именно на такой вид изданий рассчитана модель, надо около ста пятидесяти миллионов рублей. При тираже от 200 до 500 тысяч экземпляров. Вложенная сумма идет на создание необходимых структур. Два кита, на которых все держится: это хорошо организованная рекламная кампания и четко налаженная система распространения. Если эти звенья сделаны нормально, газета нчинает функционировать. Естественно, при условии ее хорошей продажи, которую тоже надо определенным образом подготовить. То есть применяется обыкновенный маркетинг.

К сожалению, это понятие широко используется пока только там, где продаются кроссовки и жвачка. В издательском деле его не знают. Ни одна центральная газета не имеет представления, как изучить читательский спрос. Существуют, правда, отдельные выкладки. Например, “Известия” могут сказать: “Нас читают такая-то возрастная и социальная группы”. Но это все обычно берется с потолка. Никаких исследований не проводится. В нашей фирме спрос изучается специальной научной группой, в которую входят экономисты, социологи – люди, разбирающиеся в рыночных отношениях. Сотрудники редакции ездят в командировки, развозят пробные экземпляры будущей газеты, выбираются в магазины, в которых она будет продаваться. С рэкетом (а что делать?) тоже успеваем договориться. Другими словами, идет внутренняя черновая работа. Через два-три месяца можно окончательно формировать редакцию.

– Традиционно делается наоборот. Сначала – редакция.

– Я считаю, что прежде должна быть создана основа, база.

– Ну а если спрос на газету в какой-то момент начнет падать?

– Тогда я, не вмешивающийся в ее дела как издатель и производитель, решаю, что делать дальше, уже совместно с главным редактором. Не даю отклониться от стратегической линии, но корректирую ее. Это же самый обыкновенный рынок. Сегодня модны кроссовки с синей полосой, завтра – с красной.

– Но согласитесь, газеты – товар специфический. Иногда бывает модна и так называемая “переходная” тематика…

– Начну с того, что газета не может принадлежать журналистам, коллективу редакции, как сейчас во многих изданиях. Газета должна принадлежать кому-то лично – банку, компании, фирме… И именно они через газету отражают свои интересы. Мысли, которые ее хозяин хочет довести до народа, могут продаваться, а могут и не продаваться. В последнем случае владелец будет вынужден отказаться от невыгодной стратегии. Сейчас большинство газет, выбирая ту или иную тему, не думают над тем, повлияет ли она на издание как товар.

– Товар… А как же творческий момент? Я, предположим, захочу о чем-то написать, а “хозяин”…

– Конечно, я заинтересован в том, чтобы газета была по-настоящему творческой. Чем меньше я вмешиваюсь, тем лучше. Я прекрасно знаю, что требовать, например, от молодежной газеты дисциплины бессмысленно. Она сразу становится неинтересной и скучной. Я понимаю, что такое сказать нечто нелицеприятное журналисту о его материале. Я помню о свободе печати. Журналист должен писать все, что его волнует как человека и гражданина. Я никогда никого не загоняю в рамки.

– Не исключено, что при нашей политической системе, которая только начинает складываться, вас отнесут к какому-то из “крыльев”. Даже при полной нейтральности взглядов.

– Если какая-то партия вложит в издание деньги и я увижу, что их хватает и для самих членов партии, и для меня, и на то, чтобы распространить газету в других городах, я возьмусь это издание финансировать и производить. Для меня важно, будут покупать эту газету с ее политическими взглядами или нет.

– А вы сами в душе демократ или?..

– Я всегда был и остаюсь аполитичным человеком. Не верю ни одному правительству: ни бывшему гайдаровскому, ни тому, которое пришло ему на смену. Власть для меня конкретно ассоциируется с Министерством печати и средств массовой информации. Я пытался предложить свою модель, когда у власти там был господин Полторанин. И понял, что пробиваться через коридоры, принадлежащие ему, бесполезно. Да и зачем терять столь драгоценное время? И все же обидно, что именно в системе прессы, которая по идее дожна всегда опережать политическую ситуацию, первой воспринимать перемены в обществе, практически сохранилась старая иерархия.

– Вам хотелось бы стать владельцем многих изданий?

– Шпрингер тоже с чего-то начинал. Но я считаю, на каком-то этапе для себя надо сделать выбор: или ты хочешь сию минуту набить карманы деньгами, или, немного повременив, создать что-то стабильное, дающее тебе эти деньги регулярно.

– В круг вашей деятельности входит только издание газет или все-таки существует “золотая жила”, которая и дает для этого необходимые доходы?

– Я занимаюсь различными коммерческими программами.

– В каких областях, если не секрет?

– Финансовые операции в банковском деле.

– Вернемся к газетным планам. Что еще собираетесь издавать в ближайшее время?

– У меня создана рабочая группа, которая работает над созданием альтернативной системы распространения. Войти в нее выразили желание уже около двадцати небольших газет тиражом 200 тысяч. Газеты придут к нам со своими процентами. А мы, понятно, будем владеть частью их собственности. Получается своего рода газетная империя. “Магазин”, куда можно сдавть товар. А я постараюсь его успешно продавать.

Убежден: со временем к новой системе подключатся и центральные издания. Им деваться некуда!

Наталья КИЛЕССО.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ. Хит-парад
СТРИПТИЗЕР = ПРОСТИТУТ. ПРАВДА, НЕ ВСЕГДА
ЭФРАИМ СЕВЕЛА. ТВ-парад
ОТКРЫТ ПАНОПТИКУМ ПЕЧАЛЬНЫЙ…
ВНИМАНИЕ! «НОВЫЙ ВЗГЛЯД» ПРЕДУПРЕЖДАЕТ!
“ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?”
ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ
НАНАЙСКАЯ БОРЬБА СОВЕТСКОГО САМОЕДА


««« »»»