ЛЮДИ И ОДИН ЧЕЛОВЕК

Прошедший съезд народных депутатов (впрочем, это и к предыдущим съездам вполне применимо) вызывает в памяти один грубоватый анекдот.

Идут два человека и видят на дороге кусок, извините, дерьма. Один другому говорит: ты можешь за сто рублей (это еще до 1991 года было) съесть это? Тот съедает, берет сто рублей. Идут дальше. Первый думает: какой же я дурак – ни за что отдал сто рублей, которые бы мне ох как пригодились! Второй рассуждает: какой же я болван – всего за паршивых сто рублей нажрался дерьма! Видят на дороге еще один кусок того же самого. Теперь второй говорит первому: а ты можешь за сто рублей слопать это? Первый съедает, второй отдает ему деньги. Идут дальше рядышком и оба думают: ну и ну! Оба остались при своих деньгах и оба дерьма нажрались!

Похоже, что обе ветви нашей странной власти – исполнительная, законодательная – играют друг с другом в ту же самую игру- на съездах и в промежутках между ними.

В самом деле, что такое этот съезд, это “неуместное собрание” (выражение Достоевского)? По словам того же Достоевского, “взаимное излияние помоев”. Конечно, ворон ворону глаз не выклюет и обе ветви власти лишь слегка приподняли крышки над котлами, где мокнет их грязное белье – и все равно смрад из обоих котлов пошел такой, что хоть нос зажимай… Ну, и к чему были эти взаимные упреки и разоблачения? Что они дали?

Когда пыль осядет окончательно, выяснится, что никакой “революции”, разумеется, не произошло. Зря плакали сторонники Ельцина, напрасно “патриоты” кричали депутатам: вы – национальные герои, блин, Александры Матросовы и Зои Космодемьянские, блин! Ничего такого великого (как это ни оценивай, с восторгом или печалью) депутаты не произвели. В общем-то очень небольшие юридические подвижки внес этот “очередной исторический” съезд. Во всяком случае результаты совсем не соответствуют количеству пролитого пота и бешеной слюны, капавшей из многих яростно оскаленных ртов…

Нет, съезд, прежде всего, – действо не политическое, а просто действо, действо чисто театральное, психологическое.

В связи с этим любопытно бы классифицировать актеров, всех этих “резонеров”, “первых любовников”, “инженю”, “героинь” и т.д. Не претендуя на полноту классификации, попробую дать первый набросок.

По старой большевистской традиции делю депутатов на бедняков, середняков, кулаков.

Бедняк. Классические образцы: Слободкин, Челноков. Депутат “безлошадный”. Человек по-своему вполне искренний, даже чересчур уж искренний, а главное – чересчур говорливый. Человек лично бедный, взяток не берущий (ибо не за что) и не дающий (ибо незачем), материально, следовательно, бескорыстный. Любит Россию, а еще больше – самого себя как борца за нее. Себя же любит по преимуществу в состоянии непрерывного и возбужденного словоизвержения. Поскольку никакое имущество его не тормозит, не сдерживает, говорит “все, что думает” и в той форме, в какой думает. О карьере тоже не думает, ибо знает, что карьеру ему не сделать. Его карьера – трибуна и микрофон. “И кроме свежевымытой сорочки, скажу по совести, мне ничего не надо”. Ему подчас не надо даже и этого –только дайте, о дайте сказать! Если же мысли изменятся (с депутатом Челноковым это, кажется, бывало не единожды), будет говорить – опять же без всякой инерции, без малейшей задержки речи, с той же самой мерой искренности, но уже прямо противоположные речи…

Словом, “бедняк” – это спичка. Язык всегда дымится во рту, так и скачет и играет, подчас опережая даже “эскадрон моих мыслей шальных”. Кроме чистого наслаждения от речей – никаких целей и радостей в этой бренной жизни.

Середняк. Это – большинство политических лидеров парламента, будь то “Николай” Бабурин, Николай Павлов, Олег Румянцев или Евгений Амбарцумов. “Серьезный политик”. Он уже не “безлошадный” – имеет определенное положение в обществе и очень даже неплохое – и материально, и социально, но, естественно, стремится к большему. Он знает, что ему на роду написано быть министром – и желательно иностранных дел. За словом в карман тоже не лезет, но тут уж нельзя сказать, что он просто галопирует языком, не разбирая пути-дороги. Нет, здесь поговорка “язык мой – враг мой” не подходит. Здесь язык – орудие (пусть и любимое), а не самоцель. Слова работают на карьеру, на продвижение вперед. Куда – вперед? А на благо России, естественно… и свое собственное тоже.

Кулак. Это – тяжелый, грузный мужчина без определенных черт лица, но с тройным затылком. Директор крупного завода, председатель огромного колхоза, местный “удельный князь”, генерал – все в таком духе. Над говорунами посмеивается, глядит на них тяжелыми, набрякшими марксистскими глазами – бытие определяет сознание, никуда вы, голубчики, не денетесь! Кто платит – тот и заказывает музыку… К чему “рвать страсть” на трибуне? Это их мясистые ладони солидно похлопывают кого надо – и аплодируют кому надо, это их увесистые бюллетени всегда перевесят, что бы там кто ни молотил на трибуне.

Мне бы как “записному демократу” (да еще и масону впридачу!) полагалось их не любить – а я их … не то чтобы “люблю”, слишком мы разные, но… связываю с ними все надежды. Их тяжелый, грубый, корыстный, но все-таки здравый смысл – тот балласт, без которого воздушный шарик российской политики давно бы улетел к… едрене-фене. Разумеется, из всех “государственно-патриотических ценностей” такие мужики понимают лишь свой карман – тут и говорить не о чем, но они знают, что для сохранности личного кармана не стоит уж совсем-то до дна разорять Россию… Еще пригодится старуха…

Баланс между этими тремя категориями депутатов и определяет политический курс российского съезда. Направляют, конечно, кулаки, но слишком умные середняки и слишком говорливые бедняки сильно, ох, до чего же сильно смещают этот курс, заставляют тяжело груженный корабль российской политики то и дело бортами хватать воду…

Таков съезд. И есть еще один человек, которого съезд расстреливает, – Ельцин Б.Н.

Я ему сочувствую – хотя бы как одному, на которого нападают далеко не семеро, а куда большее количество людей. Слов нет – он почти во всем “сам виноват”. Не стану перечислять бесконечный список его ошибок, они известны. Да и не это моя тема. Я ведь хочу два слова сказать о человеке.

Солженицын правильно назвал Ельцина – “слишком русский”. Дмитрий Карамазов – слишком нетерпелив, слишком широко шагает, слишком размашисто загребает руками, не умеет вовремя дать задний ход, а когда дает, часто слишком быстро “опадает”, впадает в “ступор”. Заранее просчитав (это было несложно) расклад голосов на съезде, надо было тише проводить предсъездовскую кампанию, пойти на более серьезные уступки “кулакам” из “Гражданского Союза”, не слушать крикунов-”бедняков” и умников-”середняков” из своего лагеря… Надо было… Но тогда он был бы другим человеком – более точным, расчетливым, но менее русским. И тогда, может быть, его бы не выбрала Россия…

Спектакль окончен. Кулаки со скупыми улыбками на обветренных лицах солидно рассаживаются по “линкольнам-континенталь”; середняки, приятно поворачивая головы во все стороны, раздают умные интервью почтительным журналистам , отлично чувствующим, откуда и куда ветер дует; бедняки бешено жестикулируют, горячо спорят, переходя от хохота к плачу, но их уже мало кто замечает… А Ельцин? Что же – Ельцин еще до конца спектакля ушел за кулисы.

Ну а мы, “немые зрители финала”? Мы переключили телекамеры и… забыли о своих избранниках.

До следующего представления!

Леонид РАДЗИХОВСКИЙ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

КАЖДАЯ ДЕВОЧКА ДОЛЖНА САМА ВЫБИРАТЬ
КЛУБ “РЫЖИХ”
Гражданин В.Семин!
РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА
КРИСТИНА ОРБАКАЙТЕ. Хит-парад
ЧЕРНОРАБОЧИЙ БИЗНЕСА. РОССИЯ ДАВНО РАСПРОДАНА. ДАВАЙТЕ ЗАНИМАТЬСЯ ДЕЛОМ?!
ЛЕОНИД ФИЛАТОВ. ТВ-парад
От Андрея
ВСЕ ХОРОШО, ЧТО ХОТЬ КОГДА-НИБУДЬ КОНЧАЕТСЯ
Господин Додолев!
ЕГОР ЗАЙЦЕВ: ЖЕМЧУЖИНА, ПОПАВШАЯ В ГОВНО
Уважаемый “Новый Взгляд”!
ЗЛОСТЬ КАК ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА


««« »»»