Божественный танец Майи

В XX веке было три самых знаменитых имени в мире хореографического искусства. И все они – выходцы из России. Это балерины – Анна Павлова, Галина Уланова и Майя ПЛИСЕЦКАЯ. Личность Майи Михайловны настолько масштабна, что в газетной статье невозможно рассказать о всех аспектах ее дарования. Поэтому – лишь фрагменты биографии великой танцовщицы.

Майя Плисецкая родилась в Москве 20 ноября 1925 года в семье горного инженера Михаила Плесецкого. Он был видной фигурой в области своей профессиональной деятельности. Когда дочь чуть подросла, отец дал согласие поработать в советской зоне острова Шпицберген, где добывался каменный уголь. Это было золотое время для дочки. Майя была дерзкой и смелой девчушкой. На острове ей нравилось многое: круглосуточное сияние солнца на небосклоне, когда оно не уходило за горизонт, лыжные прогулки, но больше всего она любила кататься с крутых ледяных гор на самодельных санках, когда ветер свистит в ушах и лицо покрывает снежная пыльца.

Когда семья вернулась в Москву, родители решили пристроить десятилетнюю Майю в хореографическое училище при Большом театре. Тогда оно находилось еще в старом здании на Пушечной улице в центре столицы. До революции это было училище, поставлявшее кадры для Московских императорских театров. Если у воспитанниц не было данных для балетной карьеры, их отдавали в драму. К тому же оба театра – Большой и Малый находились рядом со школой.

У Майи оказались выдающиеся данные для балерины: удивительные формы рук и ног, хороший подъем стопы и потрясающая вывернутость ног. В 1937 году был арестован, а затем расстрелян отец, объявленный врагом народа. Мать, беременную вторым ребенком, выслали из Москвы в Среднюю Азию, там и появился на свет Азарий, брат Майи. Девочку из балетного училища не выгнали. Она была не только лучшей воспитанницей, но и племянницей по материнской линии ведущих мастеров Большого театра, брата и сестры МессерерСуламифи и Асафа. Они-то и приютили маленькую родственницу. О судьбе отца Майя узнает только после смерти Сталина. Связь с матерью ограничивалась редкими письмами. Девочка настолько скучала по маме и так хотела увидеть своего брата, что решилась на трудное путешествие на юг страны. О той поездке балерина рассказала в своей книге “Я, Майя Плисецкая”, разошедшейся миллионными тиражами по всему миру.

Когда началась Великая Отечественная война, училище было эвакуировано из Москвы. В Куйбышев выехали ведущие артисты оперы и балета Большого театра, а в Москве осталась лишь малая часть труппы. Остались в столице и учащиеся старших классов балетной школы. Днем они занимались в учебных классах, а вечером участвовали в спектаклях. Были еще и ночные дежурства на крышах домов, когда приходилось тушить зажигательные бомбы.

Именно тогда Майя подружилась со своей сокурсницей Раей Стручковой. Даже не специалисту было видно, что эти две юные балерины – прекрасные танцовщицы. И не случайно после окончания училища их в 1943 году первыми зачислили в прославленную труппу и сразу же в качестве солисток. Так как основная часть труппы все еще находилась в эвакуации, дебютантки сразу же вошли в основной репертуар театра, исполняя ведущие балетные партии. Очень быстро к ним пришло признание не только публики, но и государственных чиновников. Партийным функционерам больше нравилась Раечка Стручкова – не только блестящая балерина, но и активная общественница, комсомолка, а потом и член КПСС. Не менее, а в чем-то и более одаренная, Плисецкая им импонировала меньше – дочь врага народа все-таки.

Уникальный случай – все очередные почетные звания балерины-подруги получали в один день. Народными артистками СССР они стали в 1959 году. К этому времени слава советского балета стала всемирной. А началось все в 1956 году с гастролей Большого театра в Англии. До этого времени советские артисты бывали лишь в социалистических и развивающихся странах Азии и Африки. Гастроли в Лондоне стали триумфом Галины Улановой. Блестяще показалась и Стручкова, танцевавшая после Улановой в легендарных спектаклях “Жизель” и “Ромео и Джульетта”. А Плисецкую на те гастроли не взяли – не дал добро КГБ. Балерина по каким-то причинам, известным лишь солдатам Железного Феликса, числилась антисоветчицей, а значит неблагонадежной. Поэтому в течение нескольких лет за ней велась слежка. Поначалу это раздражало Майю Михайловну, потом она смирилась, а когда слежка прекратилась, то какое-то время артистка даже скучала без “добровольных сопровождающих”.

Когда в 1959 году министром культуры СССР стала Екатерина Фурцева, положение изменилось. Балерина стала выездной, а после ухода со сцены Улановой главной героиней всех зарубежных гастролей Большого балета (так называют балетную труппу театра на Западе). Наступила эпоха плисецкомании. Короли, президенты, премьер-министры, миллиардеры, ведущие мастера культуры не только стремились на спектакли балерины, но и искали дружбы с Плисецкой. Майя Михайловна охотно шла на контакт. Во время первых американских гастролей большими ее поклонниками стали братья Кеннеди. Поговаривали, что между ней и Робертом Кеннеди был страстный роман. Но Майя Михайловна никак не комментировала эти слухи. Ничего она не рассказывала и о своих отношениях с Марисом Лиепой.

Выдающийся танцовщик начинал свой путь к мировой славе в Московском музыкальном театре им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, где он был необыкновенно хорош в паре с великолепной балериной Элеонорой Власовой. Увидев Мариса на сцене, Плисецкая была покорена уникальным мастерством танцовщика. Познакомившись с Лиепой, Майя оценила его мужскую привлекательность и нетипичный для русских мужчин истинный джентльменский шарм. Плисецкая загорелась мыслью перевести Лиепу в Большой театр. А если она что-то решила, то, как говорится, расшибется в лепешку, но своего добьется. В конечном итоге Марис стал солистом Большого и партнером балерины во многих спектаклях. В балете “Анна Каренина” он танцевал и Вронского, и Каренина. Преждевременную смерть Лиепы Майя Михайловна переживала очень тяжело.

Нежные отношения были у Плисецкой и с Александрмо Гоудновым. Но все это покрыто флером загадочности. Как пишет в своих мемуарах балерина, ее единственной и самой большой любовью был и остается муж – выдающийся композитор Родион Щедрин. Родион Константинович безгранично любит свою Майю. Для нее специально написал музыку к балетам “Конек-горбунок”, “Анна Каренина”, “Чайка”, “Дама с собачкой”. Сейчас супруги, являясь гражданами России и Литвы, большую часть времени живут в Германии, где у Щедрина выгоднейший контракт с одним из крупнейших музыкальных издательств.

Для деятелей культуры такого уровня, как они, главное в жизни – профессия. Плисецкая ради балета отказалась от очень многого. И главное – от материнства. Да что говорить: до недавнего времени прима-балерины не могли себе позволить такой роскоши. Исключения были редки – Матильда Кшесинская, вышедшая замуж за представителя императорской семьи Романовых и родившая ему сына, и Марина Семенова, ушедшая в мир иной год назад на 103-м году жизни, воспитавшая дочь, внуков и правнуков.

За свою долгую сценическую жизнь Плисецкая перетанцевала весь классический репертуар: “Раймонда”, “Спящая красавица”, “Дон Кихот”, “Жизель”, а в “Лебедином озере” Одетту Одиллию ей пришлось танцевать более тысячи раз. Это абсолютный мировой рекорд в мире хореографии, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса. Причем, это не единственное достижение артистки. Участвовала балерина и в спектаклях современного репертуара, правда, в балете о строителях Братской ГЭС она не танцевала. Балерину всегда влекли вечные темы, но не только. Бывая за границей, Плисецкая, естественно, видела работы современных хореографов. Ее особенно привлекали работы Джорджа Баланчина, Мориса Бежара и Ролана Пети. Увидеть их балеты на советской сцене по тем временам было нереально, а Плисецкая мечтала о новых партиях.

Образ Кармен из одноименной новеллы Проспера Мериме особенно был привлекателен для нее. Щедрин сделал музыкальную транскрипцию оперы Бизе: а постановщиком балета “Кармен-сюита” Плисецкая пригласила кубинского балетмейстера (о западном хореографе не могло идти и речи) Альберта Алонсо, брата великой кубинской балерины Алисии Алонсо. Во время репетиций все понимали, что рождается нечто необычное и далеко выходящие за рамки классического балета. Новую для себя танцевальную лексику Плисецкая освоила быстро – особых трудностей в работе она испытывала. Неожиданные неприятности начались при сдаче балета комиссии Министерства культуры. Спектакль поразил новизной, которую принимающие не могли понять, она их страшила, и комиссия решила отменить премьеру. Плисецкая кинулась к Фурцевой: “Екатерина Алексеевна, запрещают “Кармен”. Им все не нравится – хореографический язык, костюмы, музыкальная редакция Щедрина. А мы уже и банкет заказали в “Арагви”. Подумав, всесильный министр изрекла: “Банкет – это серьезно! Танцуйте премьеру, я все улажу”. И уладила. Фурцева, бывшая в свое время единственной женщиной – членом Политбюро, куда надо позвонила, и вопрос о премьере был решен.

Впервые на сцене я увидел Плисецкую весной 1978 года, когда учился на первом курсе театрального института. Билеты достать было невозможно, но мой родственник, солист балета Большого театра Александр Богатырев сделал невозможное – подарил мне два билета на вечер, посвященный 35-летию творческой деятельности балерины. Но и на этот раз не обошлось без трудностей. Плисецкая включила в программу юбилейного вечера 2-й акт “Лебединого озера”, где танцевала с Богатыревым, “Кармен-сюиту”, где партнерами были Александр Годунов и Сергей Радченко, и впервые представила в Москве хореографические шедевры Мориса Бежара “Айседора” и “Болеро”, который очень не понравился одному из влиятельных людей из ЦК КПСС: “Танцевать на столе в окружении полуголых мужиков – это безобразие”. Балет запретили. Плисецкая поехала к новому министру культуры Советского Союза Петру Демичеву, человеку трусоватому и нерешительному. Петр Нилович (коллеги между собой называли его Ниловной) не стал рисковать и попросил Майю Михайловну заменить “Болеро” на что-нибудь более скромное. Но Плисецкая от задуманного никогда не отказывалась. И она решается позвонить самому Брежневу, благо прямой дачный телефон генсека ей дала в свое время Фурцева. Леонид Ильич, польщенный звонком великой балерины, которой он не раз вручал ордена в Кремле, дал команду разрешить проведение вечера в той программе, какую составила Плисецкая. И был новый триумф. По окончании бенефиса овациям публики не было конца. Юбиляршу вызывали на “бис” в течение тридцати минут, а сцена была усыпана цветами.

Творческое долголетие Плисецкой не имеет аналогов в истории хореографии. Так долго не танцевала ни одна балерина – еще один рекорд в Книгу Гиннесса. Авторитет Плисецкой непререкаем, поэтому на Международный конкурс ее имени стремятся попасть как в члены жюри, так и в участники лучшие представители хореографического искусства. Для нее шьют одежду лучшие в мире модельеры, но она предпочитает Пьера Кардена. Плисецкая – великая труженица. А бывает порой и капризной. Так на гала-представлении в Токио она попросила для себя отдельный выход на сцену, чтобы за кулисами не встретиться со своими знаменитыми конкурентками – Алисией Алонсо и Марго Фонтейн. Она может быть и экстравагантной. Так на вопрос главы фирмы “Мерседес”, желающего подарить ей автомобиль, какой цвет для нее предпочтителен, Майя Михайловна не задумываясь показала кольцо на своей руке: “Хочу иметь машину цвета этого колечка”. Просьба, естественно, была исполнена. И тем не менее есть одно, самое главное в этой женщине, что делает ее великой, – божественный танец Майи.

P.S. 12 декабря в Музыкальном Театре им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко состоится гала-представление в честь Майи Плесецкой. Майя Михайловна стала второй звездой Большого театра после Галины Вишневской, которая свой юбилей отмечает не на родной сцене, а в театре у коллег.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Опра Уинфри снова в кино
Римейк «Красного рассвета»
Хочет стать сценаристом
В защиту блогов
Про чужое кино
Наемный убийца Де Ниро
Сыграет Пола Маккартни
Актерский состав «Курьера»
Депп – спаситель Белоснежки
Присоединилась к «Банде разумных»
Бандерас вернулся к Альмодовару
Возьмется за «Лошадь войны»
Телеконфуз
Отправляются на гастроли
Виктор Цой и оркестр
Начал подготовку к Олимпиаде
Книга на двух языках
Алсу в роли Купидона
Отказалась от съемок
Инструментальный альбом
Самый высокооплачиваемый
Джордж Клуни задумался
Серая зависть
Встречается с танцором
А поговорить?


««« »»»