Серая зависть

Говорят, зависть бывает двух форматов: белая & черная. Завидую ли я Леониду Парфенову? Хотел бы я получить премию имени Листьева (статуэтку + миллион) и при этом ритмично объяснить вручившим, что все они = ничтожества, обслуживающие кровавый режим? И да, и нет.

Миллион хотел бы, угу, вот не Перельман я ни разу. Но вот сомневаюсь, что отважился бы на этот подвиг. Подвиг зачитывания обличительного текста перед аудиторией, все прекрасно понимающей.

Двадцать лет назад, в декабре 1990 тогдашний глава Гостелерадио СССР запретил легендарную программу «Взгляд». Пристрелил еще теплую. И это лучшее, что советский медиаменеджер Леонид Кравченко сделал для медиаиндустрии. Умирать нужно в срок, без пластических операций, очистительных клизм и аппаратов искусственного дыхания.

После расстрела Джона Леннона на вопрос «Что нужно для воссоединения квартета The Beatles», отвечали:

– Три пули. Всего три пули, детка.

Когда ушел из жизни Джордж Харрисон, ответ, естественно, модифицировали: «Две пули».

Что нужно – в контексте расстрела Влада Листьева – для возобновления проекта «Взгляд»? Веерная очередь из «калашникова», которая уложила бы добрую половину присутствовавших на церемонии парфенизации нашего ТВ. Я в понедельник спросил экс-коллегу, сидевшего в том зале:

– А правда ли, что Парфенов опоздал на мероприятие?

И ТВ-мэтр в ответ ухмыльнулся:

– Ну как тебе сказать… По-моему, ооочень вовремя. Как всегда, вовремя.

А ведь я помню «взглядовские» баталии: все были такиииими романтиками. А стали тааакими циниками. Пройдя огонь & воду, испытание медными трубами не выдержали. Гласность заменили на огласку и все дела.

Но завидуя ли я? Риторический вопрос. Все дело в проекции. Завистливому кажется, что все остальные завидуют успеху. Просто последний трактуется по-разному. Кто-то может предположить, что и зверски искалеченному Олегу Кашину можно позавидовать: сам президент журналиста-блоггера поминает в своих вельможных речах. А я завидую его силе духа и нерастраченной иронии: в своем премьерном «больничном» тексте он сравнивает себя с первым космонавтом планеты Юрием Гагариным.

Зато когда академика телеакадемии Л.Г.Парфенова на полном серьезе сравнивают с диссидентом-академиком А.Д.Сахаровым, я завидую тем, кто в интернетах не блуждает и подобные экзерсисы не наблюдает. Это как – в пассаже профессора Преображенского«советские газеты натощак читать». Когда реформировали (а, ну да, забыл – положено писать «громили» или «разгоняли») киселевское НТВ в 2001 году, коллеги Парфенова всерьез сравнивали себя с моряками утонувшей за год до этого подлодки «Курск». Они реально сходят там с ума «потому что им нечего больше хотеть» (©БГ): останкинская башня радиоактивит их ядовитыми излучениями. Тот факт, что фуагра придется заменить куриным паштетом и с французских вин перейти на чилийские – равнозначно мучительной гибели в торпедированной субмарине.

Уже все, кто могли, обменялись мнениями по поводу выступления Леонида Парфенова. Амплитуда мнений впечатляющая: согласно одним, Парфенов = совесть нации, другие же считают его опытным интриганом, который на волне медведевских чаяний антизастоя надеется уловить толстую рыбку в мутной воде – то есть получить какой-нибудь канал или руководящую должность; ведь унизительно в его не юном возрасте быть рядовым ведущим одного из многочисленных теле-шоу (далеко не самых рейтинговых к тому же), после того, как он уже вполне заслуженно прослыл телегением, порулил в качестве генпродюсера каналом НТВ и поредактировал в качестве главреда еженедельник «Русский Newsweek».

Все существующие объяснения его обличительной речи, произнесенной в адрес коллег, пересекаются лишь по одному параметру – в его демарше ищут смысл. Кто-то считает, что Парфенов не мог скрывать от коллег свои чувства по отношению к унизительной роли, которая отведена честной журналистике в нашем несовершенном государстве, не мог мириться с цензурой, постоянным давлением & гнетущей несвободой. Смысл выступления, таким образом, заключался в расстановке точек над всякими «i».

Другие предположили, что коли речь телезвезды была сбивчива, а текст зачитан по бумажке, что никак не коррелирует с криком души (и, право, трудно смоделировать эмоциональный всплеск, заранее отмеренный/отрезанный), значит, смысл произошедшего заключался в том, что Леониду кто-то сделал предложение, от которого нельзя отказаться. А внутренние метания его чуткой души сказались на манере поведения.

Обе версии герою недели в целом льстят. Ибо он предстает перед публикой либо отважным идеалистом, рискующим карьерой ради справедливости, либо опытным подковерным игроком с метущейся порой душой (ведь если бы он был полным негодяем и сознательно подставлял коллег под неприятности, то руки не дрожали бы).

Но никто из высказавшихся не предположил, что акция Парфенова абсолютно бессмысленна. Что у телеведущего просто съехала крыша, и он не подумал вовсе о том, какие могут быть последствия. А ведь именно эта мысль читалась на лицах присутствовавших. Виделось в глазах топ-телевизионщиков и сочувствие, и легкая растерянность. Досада и понимание, что демарш придется расхлебывать, что называется «всем миром».

Я помню многих. Довелось работать не столько С ними, сколько НА них. Эдуард Сагалаев, который возглавлял перестроечный ТВ-авангард. Режиссер «Взгляда» Иван Демидов, креатививший уникальные жанры и, между прочим, в известном смысле спасший спивающегося Листьева, поскольку именно Иван-Иваныч познакомил «Листа» с той сакраментальной Женщиной, которая, как водится, стоит за спиной любого выдающегося мужа – Альбиной Назимовой. Анатолий Лысенко & Александр Пономарев, которых в «молодежке» называли «зонтиками, по которым стекает кремлевское говно»: они не только определяли стратегию реформ нашего ТВ, но и героически принимали на себя удары сверху, прикрывая ведущих и редакторов и расплачиваясь за это порой сердечными приступами. Не будь их всех, не было бы, собственно, и премии имени Листьева, поскольку и Влада – как блистательного новатора и безупречного символа – не было бы. И премии, стало быть, не было бы. Нечего было бы Парфенову вручать.

В понедельник президент финишировал в своем традиционном ежегодном послании с теми же революционными тезисами, что и чуткий к вельможным движениям телевизионщик Парфенов. В стране, мол, застой, нужна Перестройка 2.0. Десять лет назад, Леонид-Геннадич, грамотно сдав своих однополчан из пресловутого УЖК (Уникального журналистского коллектива) НТВ, возглавил этот канал в качестве генпродюсера. Посмотрим, закончится ли матом его «ход конем» образца 2010. Я ничему не удивлюсь.

Впрочем, в кулуарах мат уже слышался. Равно, кстати, как и по поводу неожиданного выступления Глеба Павловского в эфире Russia Today, который объявил, что в 2012 президентом будет вновь Медведев. Звенья одной цепи. И скованные одной цепью бредут. На кремлевский Олимп. Но! Не всем с ними по пути.

http://echo.msk.ru/blog/dodolev/730761-echo


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Опра Уинфри снова в кино
Римейк «Красного рассвета»
Хочет стать сценаристом
В защиту блогов
Про чужое кино
Наемный убийца Де Ниро
Божественный танец Майи
Сыграет Пола Маккартни
Депп – спаситель Белоснежки
Актерский состав «Курьера»
Присоединилась к «Банде разумных»
Бандерас вернулся к Альмодовару
Возьмется за «Лошадь войны»
Джордж Клуни задумался
Телеконфуз
Встречается с танцором
Отправляются на гастроли
Виктор Цой и оркестр
Начал подготовку к Олимпиаде
Книга на двух языках
Алсу в роли Купидона
Отказалась от съемок
Инструментальный альбом
Самый высокооплачиваемый
А поговорить?


««« »»»