АЛЕКСАНДР НЕВЗОРОВ И ВЕРОНИКА КАСТРО

Совершенно бессмысленно осуждающе наезжать на сериал “Богатые” или программу “600 секунд”. Или, допустим, на детективы и боевики. Все эти телевизионные хиты, невзирая на критические обзоры и раздраженные отклики умничающих аналитиков, народны. То есть популярны. А популярны потому, что интересны. Интереснее, чем их конкуренты.

Ничто не может заставить человека потреблять то, что ему неинтересно. Если бы активная пропаганда имела хоть какой-нибудь эффект, СССР стал бы вечным. Не родилось бы поколение людей, которое под знаменами Горбачева так активно способствовало бы его, Союза, разрушению.

Многие политические деятели (не только Ельцин), в силу природной смекалки поплыли по течению истории. Делая вид, что именно они это течение породили. А их оппоненты (не только Анпилов и Бабурин) суть политики вчерашнего. (Политики завтрашнего пока сидят тихо и зарабатывают деньги, чтобы сначала стать неподкупными, а потом уже чиновниками). А прокоммунистически настроенные функционеры ввиду отсутствия оной смекалки решили, что инертную, аморфную толпу так легко развернуть в любом направлении. Забывая, что в этой самой толпе происходят такие же стихийные процессы, как и в природе. И они так же плохо управляются!

Почему же им самим, лигачевым вчерашнего дня, не удалось манипулировать толпой? Пока они владели всеми средствами массовой информации? Да искусством в придачу. Которое 70 лет на все лады демонстрировало нам полные закрома Родины и симпатичные образцы социалистической морали? Просто флюгер можно схватить и держать, пока рука не отсохнет, но как только отпустишь, он снова укажет, куда дует ветер. То есть развернется в сторону господствующих настроений. Которые и определяют степень популярности того или иного явления. Или актуальность (о которой можно судить по общественному резонансу) той или иной информации. Один и тот же факт, обнародованный в разное время, может вызвать огромный интерес или никакого. Сейчас, например, очередные кремлевские разоблачения Гдляна не спровоцируют никаких эмоций. Равно как и статьи о валютных проститутках. И дело не в том, что это уже не ново. А в утрате интереса к этому кругу проблем.

Помимо самих фактов, существует некое настроение, с которым эти факты подаются аудитории. Если в течение 70 лет везде, будь то радио, ТВ или кино, по меткому выражению одного западного писателя, “эйфория расползлась по культуре нашего общества, как широкая ухмылка на лице идиота”, то теперь она (эйфория) уступила место Апокалиптическим Настроениям. Результат: самые популярные программы – новостийные. А самая увлекательная часть программ новостей – о стихийных бедствиях. Отсюда успех “600 секунд”, специализирующихся, по выражению лидера “Памяти” Дмитрия Васильева, на “окровавленных кусках мяса”.

По мнению Франкла, “для тех, кто жаждет острых ощущений, самым сильным является смерть – как в жизни, так и в искусстве. Какой-нибудь тупица, читающий за завтраком газету, жаждет рассказов о несчастьях и смерти”.

Приходится смириться с мыслью, что мы дружно попадаем в разряд тупиц, по крайней мере в системе координат знаменитого специалиста по вопросам личности. Ибо апокалиптические настроения полностью овладели нами.

Все, не отдавая себе в этом отчета, с нетерпением ждут: когда же ужасный конец придет на смену ужасу без конца. Когда же, коль уже нельзя выпить и закусить, можно будет дать лопатой по голове своему ближнему, прикрывшись окружающим беспределом. Само слово “беспредел”, кстати, относится к новорожденным сегодняшнего дня. С каким нескрываемым удовольствием, с раскрасневшимися щеками и горящими глазами, как у девушек на любовном свидании, в очередях громко смакуют очередное повышение цен. Или рэкетирские разборки со стрельбой. Или высказывание мэра на тему о том, что следующую зиму уже не пережить.

Если бы не овладевшее огромным количеством народа желание прочувствовать, как все ужасно (оборотной стороной чего является снятие с человека всякой нравственной ответственности), легче было бы выживать. Ведь результатом стихийно возникших апокалиптических настроений является неверие в завтрашний день, желание нахапать сегодня как можно больше, урвать, украсть. Потому что развивать какую-либо идею или предприятие не имеет смысла. Ибо нет уже привычной “совку” уверенности в завтрашнем дне.

Только благодаря внутреннему ощущению огромного большинства наших сограждан, они смотрят с наслаждением программу “600 секунд”. Суть которой – порадовать зрителя неумолимо надвигающейся катастрофой. Умирающие старики, гибнущие дети, крысиные коготки в колбасе, болезни и материализация идеи врага в лице интеллигентного и вполне безобидного Собчака. Вот резюме “600 секунд”.

А резюме “Богатых” как бы компенсирует всю “новостийную” жуть нашего ТВ. Могут быть любые нескладушки, но потом все равно удача повернется лицом к Марианне. И не надо будет плакать. На самом деле успех мексиканского сериала (былой лидер рейтинга “ТВ-ревю”) и Невзорова (первое место среди ведущих, по данным того же журнала) – подтверждение тезиса Э.Фромма о садо-мазохистском комплексе народа, выросшего в условиях тоталитарного режима. Мы желаем ужасаться. И тут нас ублажают “Секунды”. Хотим верить в светлое будущее, не ударив палец о палец ради его приближения, – злоключения героини Вероники Кастро убеждают нас: такое возможно. Марианне ведь даже не пришлось нянчиться с сыном: его вырастили и, как на блюдечке, преподнесли – здорового, красивого и смышленого.

Все рассуждения о том, что низкий уровень продукции средств массовой информации и кино портят вкус потребителя, звучат по меньшей мере наивно. Человек сам решает, что ему потреблять, у него всегда есть альтернатива. Возможность приобщиться к классическому искусству по крайней мере обходится дешевле, нежели к популярному, которое рождается именно потому, что на него есть спрос.

Не кровавые фильмы делают людей агрессивными, а агрессивные люди получают удовольствие от созерцания жестокости. Только малообразованные люди могут ругать Невзорова или Марианну и вдохновенно рассуждать о том, что надо воспитывать в людях “хороший вкус”. Забывая о том, что само по себе понятие “вкус” – категория относительная, обусловленная эпохой, средой, воспитанием и массой других (влияющих на понятие “вкус”) факторов. Так что не будем судить популярное явление с точки зрения вкуса.

Вывод. Нет более эффективного способа прогнозировать завтрашний день, чем внимательно изучать все, что популярно сегодня (какие пьесы, философы, песни, писатели, архитектурные стили, артисты, девушки и т.д.).

Если, например, на смену промежуточной половой форме – хрестоматийной девушке семидесятых с фигурой подростка – придет любовно описанное Шопенгауэром “узкоплечее, коротконогое и толстозадое существо”, это будет означать приход невзоровых и скорую маскулинизацию общества. Т.е. уход со сцены (ныне модных) женоподобных, бесхарактерных, ведомых, слабых духом, алкоголизированных и эмоционально тупых мужчин.

Идеальным представителем последних, замечу, является всеми любимый Луис Альберто.

Тот факт, что в моду вновь входят Ницше и Шопенгауэр, означает усиление личностного момента в обществе. А отсутствие по-настоящему молодых политиков – симптом грядущей анархии и т.д.

То, что “Поле чудес” по-прежнему самая популярная телевизионная программа, говорит о том, что мы все еще живем в стране, обожающей осуровевшего Невзорова и млеющей от умницы/красавицы Вероники Кастро.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ГЕННАДИЙ ЯНАЕВ. Любимая женщина
ГИБЕЛЬ БОГОВ
ЛЮДМИЛА ЗЫКИНА. Любимый мужчина
ГЕНЕРАЛ ПРОТИВ МИЛЛИАРДЕРА
ПРЕЗИДЕНТ ЕЛЬЦИН – АГЕНТ ОРДЕНА ПОЛЯРНЫХ!
Режиссер-постановщик Л.А.Филатов
ЕРАВНЫЙ БРАК
БЫЛ ЛЕНИН, СТАЛ ХАСБУЛАТОВ?
ЭДИТА ПЬЕХА. Хит-парад
ПОКУШЕНИЕ НА КОМИССАРА КАТТАНИ
БРЕМЯ ВАНДАЛОВ
ЗИНОВИЙ ГЕРДТ. ТВ-парад


««« »»»