ПОХИЩЕННЫЙ

С., одного из основателей Акционерного общества, похитили 2 декабря, когда он вышел из подъезда своего дома на улице 1905 года. Несколько часов он провел связанным на морозе в Рублевском лесу, отдав похитителям крупную сумму денег.

Пострадавший рассказал:

– Прямо у подъезда ко мне неожиданно подошли трое парней: “кожа”, широкие плечи, короткая стрижка, и говорят: “Мужик, давай-ка к нам в машину, поговорить надо”… Куда деваться? Согласился. Но, говорю, чтоб разговор шел в моей машине, и разговаривать буду только с одним, остальные пусть пока погуляют.

С. сел за руль, “собеседник” устроился справа от него, и тут же С. почувствовал нож, упирающийся ему в живот. Бандит открыл двери, впустив напарников. Коммерсанту накинули на шею струну, приставили к виску электрошок и залепили рот строительным пластырем. После чего положили ничком на разложенное переднее сиденье, связали руки и ноги, залепили глаза. Сверху уселся один из бандитов.

Ехали долго, и по дороге похитители развлекали жертву разговором. Жизнь С. оценили в 20 миллионов рублей.

– Я им сказал, что таких денег у меня нет: компаньон меня ограбил. На это бандиты, рассмеявшись, ответили, что знают о взаимоотношениях с Б. и, больше того, Б. им и заплатит за убийство С., если С. не откупится.

Приехали в лес. Заложника привязали к дереву.

– Я понял, что это похоже на правду: наворованное Б. в несколько раз превышало требуемую с меня сумму и ему выгодно убрать меня с дороги, – продолжает С. – Я признался, что у меня на “Водном стадионе” в квартире с сейфом лежат деньги и бриллиантовые серьги. Они вытащили у меня из карманов ключи и документы, оставили привязанным, а сами поехали за деньгами.

Естественно, С. не стал дожидаться их возвращения – сделал попытку освободиться. Ему удалось содрать пластырь со рта, и он стал звать на помощь. Тщетно.

Вскоре вернулись и похитители, а поскольку они слышали крики о помощи, С. получил несколько ударов в живот. Бандиты утверждали, что бизнесмен их обманул и ключи к квартире не подошли. Демонстрируя шприц, грозились ввести психотропный препарат.

– Я так думаю, что это была проверка: не “расколюсь” ли, что какую-то часть денег еще где-то припрятал и не послал ли я их по неправильному адресу, – говорит С. – Я им сказал, что больше у меня ничего нет, а адрес точный, и они снова уехали. Чтобы я не кричал, в рот загнали кляп и еще сильнее связали ноги. К счастью, бандиты не обратили внимания на то, что я начал перетирать о ствол березы веревки на руках… Я чувствовал, что обдираю кожу, чувствовал тепло своей крови, текущей по рукам. Наконец пластырь был перетерт. Я присел, освободился от притягивающих меня к стволу веревок, освободил ноги и побежал в сторону ближайшего жилья, стараясь не выбегать на дорогу.

Он определил, что находится на пляже в Рублевском лесу. Прибежав к каким-то домам, спросил, где поблизости милиция. С. указали, как пройти в 56-е отделение. Несмотря на уверения милиционеров в том, что бандиты не вернутся, С. уговорил их ехать на задержание. В милицейский газик, кроме него, сели еще двое автоматчиков. С. указал на проселочную дорогу, от которой в сторону уходила узкая просека. Там, в самом ее конце, нашли его машину – “шестерку” и ту самую березу с веревками и кусками окровавленного пластыря вокруг нее. Автоматчики остались около “шестерки”: вдруг бандиты вернутся?

И они вернулись…

Однако, заметив характерные отпечатки протекторов “воронка”, рэкетиры развернули машину и дали газу. Стрелять автоматчики не стали, но по рации они о визите сообщили. Тем не менее мафиозная “девятка” пропала без следа. Потом С. сообщили, что бандиты проехали другой дорогой: долгое время она была перекрыта на ремонт и вновь открыта для движения буквально накануне преступления. Бандиты об этом знали, милиционеры – нет…

В квартире на “Водном” хозяина ждал открытый сейф, из которого изчезли деньги и документы.

– Вы думаете, что рэкетиры вышли на вас неслучайно?

– Конечно. Это один из эпизодов длинной цепи в конфликте с моим бывшим компаньоном Б. Это не тот человек, с которым можно делать бизнес. Здесь не обошлось и без моей бывшей жены Н., у которой с Б. вдруг установились весьма “теплые отношения”. Я подал заявление в 88-е отделение милиции, но…

– А к кому конкретно вы обращались?

– Проще было бы сказать, кого я не просил. Меня перенаправили в Краснопресненское РУВД, а закончилось все тем, что “дело” приостановили: мол, это ваши личные дела, так что разбирайтесь со своей женой сами.

– А с похищенными вещами, ключами и документами как?

– Все пришлось восстанавливать, и с огромным трудом. Так что теперь у меня на руках лишь справки об отказе в возбуждении и приостановке уголовных “дел” да шрамы от веревок…

Жизнь С. тем временем становится все интересней. Недавно с балкона пятого этажа, помяв дверь машины, на него “упала” мраморная плита, о чем тоже было заявлено в 88-е отделение милиции… Кстати, С. так до сих пор и не удалось выяснить, возбуждено ли уголовное дело по поводу его похищения…

Дмитрий СЕМЕНОВ,

Федор ГЛАДКИХ.

Фото Валерия СКОКОВА.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

О.С. МИНУС М.С.
МОЙ ЛЮБИМЫЙ МУЖЧИНА
ДВА САПОГА ПАРА
ЗЕЛЕНАЯ, ЗЕЛЕНАЯ ТРАВА
ИСПОЛНЯЮЩИЙ ОБЯЗАННОСТИ ЛИГАЧЕВА
Анатолий ЛУКЬЯНОВ. Любимая женщина
ЕСЛИ ПРОДАВАТЬСЯ, ТО СО ВКУСОМ
ПАСПОРТА ДЛЯ “ПОЛЗУЧИХ”


««« »»»