ЗЕЛЕНАЯ, ЗЕЛЕНАЯ ТРАВА

…И снится нам не рокот космодрома… Ничего уже нам не снится. Лучше вспомнить старый хороший анекдот: сидит наркоман обкуренный, крыша у него едет, всего шугается. Вдруг стук в дверь. Он подходит и спрашивает:

– Кто там?

– Я.

– Я?!

Обхохочешься, да? Ну ладно, к делу. Ей-богу, в этой смешной стране хлеб купить труднее, чем травку. Особенно если знаешь кое-кого. А как не знать-то, если дым из чилимов над Москвой гуще, чем из трубы крематория?

Но Маня – баба особая. Если у Мани травы нет, она в шесть секунд достанет: от Мани пол-Москвы торчит – бедра и груди у нее такие же крутые, как сама. У Мани обычно пожрать нечего. Зато штакета (для чайников объясняю – гильзы папиросные), как на фабрике табачной.

Давай, Маня, взрывай сама. Ничего травка? Дай дернуть. Мне, Мань, вообще-то тормозить пора. Не то чтобы съезжаю, но уж больно быстро цепляет. Дай еще. Теперь сама добивай, пяточку я не потяну (специально для читателей “НВ” – пятка – самый цимес, остаток)…

Не пойму я, Мань, что там этот козел по телеку кукарекает? Одни косноязычные на ТВ – вот, слушай, полфразы понимаю, а вторые пол – никак… Или наоборот. Что ты мне поешь, что меня зацепило? А сама чего заливаешься, будто тебя за твои круглые коленки щекочут? Ах, я козел?! Ну, ладно, козел…

Вообще-то Мань, ты стерва. Стерва первостатейная. Я к тебе со всей душой, а ты ко мне изредка, но задом… Неправильно это, Мань… Потому что сказано – всех любить, а на войну ни в коем разе не ходить. Не пойдем, а, Мань? А какого же черта к тебе этот хмырь из военкомата зачастил? Он тебя куда призывает, а, Мань? Ты лучше во мне зверя не буди. Он хоть обычно и заяц, но страшен во хмелю. Во гневе, то есть.

Кстати, а где ты вчера ночью ошивалась, а? Я тебе в одиннадцать позвонил, поговорили, в полдвенадцатого тобой уже не пахло… Телефон, говоришь, отключила? А дверной звонок тоже, да?! Ну, и кто ты после этого, скажи? Я тебе… Ну ладно, давай еще дернем…

Ненавижу я тебя, Маня. Хреново мне с тобой. Что, давай разбежимся? А давай! И не звони мне больше, зараза! Ясно?! Дорогая, я плачу… Прости, прости…

Игорь ВОЕВОДИН.

От редакции. Учитывая ярко выраженные негативные эмоции читателей, высказанные ими в письмах в “НВ” по поводу материала Игоря Воеводина “Палочка под елочкой”, автор сменил амплуа. Раз народу не нравится, что автор пьет водку с друзьями, редакция автору на это попеняла. Теперь он курит травку с подругами.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

МОЙ ЛЮБИМЫЙ МУЖЧИНА
ДВА САПОГА ПАРА
ИСПОЛНЯЮЩИЙ ОБЯЗАННОСТИ ЛИГАЧЕВА
Анатолий ЛУКЬЯНОВ. Любимая женщина
ЕСЛИ ПРОДАВАТЬСЯ, ТО СО ВКУСОМ
ПАСПОРТА ДЛЯ “ПОЛЗУЧИХ”
ПОХИЩЕННЫЙ
О.С. МИНУС М.С.


««« »»»