КОЛОНКА ГЛАВНОГО

Без боязни показаться ленивым и высокомерным, я намеревался воздержаться от выступлений в этой колонке (см. “ВЗГЛЯД”/”ВИД” N*1). Но долг перед коллегами – обязывает. Да и пояснить надо кое-что.
Во-первых, наш еженедельник перестал выходить по средам. И, стало быть, потерял право называться посредником. Газета выходит теперь после пятничных “видовских” эфиров, по субботам. Зовется субботником. Что обязывает. И это во-вторых.
Поясняю. По выходным хочется оттянуться. Оттого многие и решили, что мы завели рубрику “Наш бульвар” (см. налево) с первого же субботнего выпуска (15 февраля). Нет и еще раз нет. Появление светской хроники на полосах этого издания имеет под собой продуманную идеологическую основу…

Из всех вышедших пока материалов, наибольший резонанс вызвала заметка И.Серебрякова “Стон над фазендами” (“ВЗГЛЯД”/”ВИД” №4) и помянутая псевдобульварная хроника.
Что касается трепетной реакции на непродуманную грубость Игоря Серебркова, то читайте письма на четвертой странице.
По поводу же “бульвара”… Ну что ж, хорошо. Попытаюсь объяснить вещи, на мой взгляд, очевидные. Стараясь не сбиться на менторский тон. (“Козлы!”, см. “ВЗГЛЯД”/”ВИД” №1).
Светская хроника издавна является не очень изящным выражением естественного интереса рядовых членов социума к своим маститым лидерам. Будь это по-актерски мужественные Александр Абдулов или по-хорошему ломкая Анастасия Вертинская. Борис Ельцин или Юрий Никулин. Ксения Стриж или Юрий Гагарин.
Подразумевается, что человек, упоминаемый в светской хронике, известен большинству читателей/зрителей. И лишь поэтому интересно ознакомиться с интригующими обстоятельствами его личной жизни. Ибо единственное (ну, почти единственное), что может роднить прославленую кинозвезду со скромной дояркой из далекого колхоза “Победный лапоть” это, например, тот факт, что обеих лупят мужья. Адюльтеры, семейные драмы, громкие ссоры и нежные примирения. Это то, что встречается в жизни каждго. И ведь именно это дает благостную радость отождествления. Дает возможность посочувствовать звезде. Или позлорадствовать. То есть получить удовольствие не только от размеренного потребления “культуры”, но и от легкой как смог возможности оценивать знаменитого представителя некой элиты.
Человек, выставляющий себя (и плоды своей деятельности) на всеобщее обозрение (будь то спортсмен, актер, журналист или политический деятель) теряет, конечно же, всякое право на Тайну Своей Биографии. Как только приобретает славу, известность, популярность и тем самым становится интересен.
Всякие возражения против самого жанра светсой хроники нелепы по сути своей.
Если именитый актер не желает, чтобы жалкие шелкоперы пописывали о его любовных похождениях, он может чрезвычайно просто решить эту проблему. Либо завязать с амурными похождениями. Либо… Встать к станку завода “Красный тракторист”. О нем забудут через год-два. Ведь широким массам не интересны амурные интриги какого-нибудь слесаря Феофанова и он не рискует попасть даже на страницы заводской многотиражки (в качестве удалого дон-жуана, во всяком случае… разве что как передовик или, наоборот прогульщик).
Хотеть быть на виду, но лишь своей парадной стороной (т.е. громкими творческими успехами) или добрыми делами (благотворительность, туда-сюда) невозможно! По той простой, словно Колумбово яйцо, причине, что личность (тем более узнаваемо-популярная) интересна именно как явление природное, в (неприглядном порой) комплексе со своими бытовыми, повседневными проявлениями.
Поэтому и по сей день интересуются, кстати, неоднознаной личностью А.В.Моцарта. Что вызывает, кстати же, весьма противоречивые (зачастую раздраженные) отклики и нервные, словно минное поле, споры на ускользающую тему: не опускает ли, мол, его гений тот, допустим, факт, что он был более чем примитивным (в быту) человеком, ужасающе далеким от грациозных интеллектуальных высот. Да, Моцарт не блистал “культуркой”, хотя и наделен был уникальным даром свыше.
Талант не спасает его обладателя от липкой пошлости, досадной тупости и прочих недостатков. А “парадный” образ Личности, как правило, пугающе схематичен. И, что еще хуже, неинтересен.
Словом, про звезду любопытно знать все мелочи, чтобы иметь уютную возможность по-домашнему сравнить ее, звезду-то, с собой, соседом по лестничной клетке… И, возможно вздохнуть с аппетитным облегчением: у тебя самого жизнь складывается вовсе неплохо.
Против светской хроники как жанра в основном выступают пострадавшие знаменитости или совинтеллигенты в первом поколении. Последние запальчиво утверждают, что их, де, Грязь не интересует. Забывая о том, что именно из грязи (т.е. повседневных межличностных коммуникативных удач и неудач, аффективных контактов одной особи с другими) и состоит эмоциональная основа бытия.
Скромный человек, которому неприятно внимание чужих, никогда не станет ни актером, ни телерепортером, ни общественным деятелем. Он будет тихо жить своей размеренной жизнью.
Само честолюбивое желание удивить мир, покорить его уже подставляет под критику! Ведь существование критики как таковой тоже не вполне правомерно. Почему спортивный комментатор, не умеющий ставить рекорды, словоохотливо судит о качестве выступлений звезд большого спорта? Казалось бы, не умеешь играть сам, не суди других. “Не судите, да не судимы будете”.
Однако критика (как жанр) процветает.
И светская хроника дружно появляется в ведущих изданиях. Зачастую с рекордным (кстати!) числом ошибок. Примером и того и другого является тиражный чемпион нашей прессы еженедельник “Аргументы и факты”, где, как заметила одна моя родственница, аргументы отсутствуют, а с фактами так просто засада!
Единственное требование, которое, по-моему, должно предъявляться к “бульвару” – это фотографическая точность фактов. Стилистика же может быть самой разной. Так фотография может сделать человека сногсшибательным красавцем, а может – мерзким уродом. Важно чтобы одного не сняли вместо другого. (Напомню скандал в западной прессе, когда после ГКЧП-заварухи, ряд француских журналов опубликовал портреты писателя Бакланова, спутав его с шефом отечественного ВПК).
А попавшим в придирчивый объектив светской хроники можно посоветовать лишь еще раз перечитать концовку “Ревизора”. Гоголь очень хороший писатель. Для тех, кто забыл, напомню: чтение вслух письма Хлестакова позабавило всех и всем досадило.
Все хихикают и радостно обрывают телефоны, “обсуждая насколько прекрасен наш круг”, пока дело не дошло до них и ярятся лишь только всплывает какой-нибудь хмельной визит в казино, не ведая, что кое-какие социально значимые мужчины уже высказались по этому поводу. По мнению Ларошфуко (La Rochefoucauld) “истино порядочный человек никогда не чувствует себя уязвленным”. А на вопрос “Какова печать достигнутой свободы” Ницше (Nietzsche) отвечает: “Не стыдиться больше самого себя”.
Надеюсь, мысль номер один понятна будет всем абдуловым. Нельзя и рыбку съесть и на шарабане покататься.
Мысли номер два и три, когда-нибудь позже.


Евгений Ю. Додолев

Владелец & издатель

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

УГОЛОК КОРОТИЧА-3
СОВЕТЫ ДЛЯ НАЧИНАЮЩИХ, ИЛИ ПЕРВАЯ ПОЕЗДКА В АМЕРИКУ
НЕ СТАРЕЮТ ДУШОЙ ВЕТЕРАНЫ
ОПЕРА “МЕТРОПОЛИТЕН”
“Я ХОТЕЛ ИЗБЕЖАТЬ ПОТРЯСЕНИЙ”
НЕ ВСЕ ТО МЕДЬ,ЧТО БЛЕСТИТ.
Неоконченный реквием
Чудаки на букву “М”
ХИТ-ПАРАД АЛЕКСАНДРА МАСЛЯКОВА
“ЧЕРНЫЙ КОТ” и Юрий САУЛЬСКИЙ


««« »»»