Лимонка

Предлагаем вашему вниманию заметки на профильную (для нашего издания) тематику, опубликованные в давних номерах газеты Эдуарда Лимонова “Лимонка”, которая прошедшим летом закрыта Российским Министерством печати

Море, солнце и пальмы

Сочи – город-кабак. Почти все жители заняты в сфере обслуживания. Отдыхающие хотят получить как можно больше отдыха, а местное население стремится поиметь с этого как можно больше денег. Налоги в федеральный бюджет Сочи не платит, они остаются якобы на развитие курорта российского значения. Развитие заключается, естественно, в том, что простому человеку отдых у моря скоро станет не по карману.

Здесь куплено Брынцаловым, здесь Чубайсом. Цены как в Москве.

В центре много кришнаитов, бодренько распевающих свои занудные песни. У них сменилось несколько лидеров, двое съ…лись в Индию с деньгами на храм и живут там припеваючи, плюя на все религии вместе взятые. Существуют и другие секты-церкви, которые хочется немедленно сжечь.

Кстати, кришнаитом стал лидер местного РНЕ, об этом нам поведал неказистый баркашовец, похожий на бомжа промышляющего собиранием бутылок по окрестным пляжам.

Довелось мне посетить концерт местных рок-групп. Тусовка оказалась намного ублюдочней, чем можно себе представить. Самая популярная сочинская группа – копия московских клоунов I.F.K. Сильно насмешила тяжёлая команда с вокалистом-барабанщиком. Тексты на английском языке с характерным кавказским акцентом. В песнях, по-видимому, пелось о том, как невыгодно торговать помидорами да чебуреками на привокзальном рынке. “Лимонку” слушатели начали раскупать после того, как мы заявили, что в ней напечатано последнее послание Егора Летова.

На следующий день я побывал на смотре попсовой самодеятельности, приуроченном ко дню молодёжи. Поразило засилье юных дарований “кавказских кровей”. Александр, лидер сочинского отделения НБП, сказал: “Они скоро здесь всё захватят”.

S.A.

Груша… нельзя слушать

Одни (организаторы и фанаты окуджав) называют это фестивалем авторской песни имени Валерия Грушина. Другие (не организаторы и на окуджав положившие) – всесоюзной пьянкой. И те, и другие – просто Грушей.

Внешне всё выглядит так…

На здоровенной поляне между горой и рощами волжской поймы – до …ной кучи палаток, костров и гитар. Главная сцена – в форме ещё одной гитары – лежит в луже под горой и будет работать только ночью с субботы на воскресенье. Тут попоют приглашённые гости-окуджавы и те, кого окуджавы отсортируют с других сцен (второстепенных). Этих сцен то ли шесть, то ли восемь, раскиданных по всему лагерю. В пятницу и субботу сюда выползают все желающие.

Хотя пишу о фестивале песни, о самих песнях помолчу. Для того чтобы оценить их достоинства, надо долго объяснять, что такое вся эта бардовская песня и в какой тусовке она родилась и умирает. Замечу только, что вожди этой тусовки – активные строители и вдохновители нынешней колониальной дерьмократии. Некоторые из них этого обстоятельства уже стесняются. Застенчивые люди, интеллигенты, блин!

В лучшие времена Груша собирала более 200 тысяч человек. Кроме Самарской губернии, ехали с Поволжья, с Урала, Казахстана, Сибири, Украины и Дальнего Востока…

Песни слушает, дай Бог, десятая часть. Остальные купаются, бродят от костра к костру, п…здаболят и… процитирую запомнившуюся песню:

Эх, могучи парни русские,

Вышибают пальцем дверь,

Выпивают без закуски,

Ты не веришь – так поверь.

Насчёт двери не знаю, а остальному верю, сам свидетель.

Обещал о песнях помолчать… Ладно уж, скажу. В большом фаворе у исполнителей (преобладавший тип – лысоватый мужик с бородкой и без, когда-то ИТР, теперь мелкий спекулянт либо холуёк спекулянтов побольше) песенки про жучков-паучков, птичек-рыбок, прочую живность, по преимуществу, мелкую (ни одной песни про лося или медведя не слышал).

Хороший советский парень Валерий Грушин (чьего имени фестиваль) погиб, спасая детей. А эти – червячки, червячки. Дело не в червячках, конечно, у Летова вон тоже “из груши выползал червячок”, напророчил товарищ Егор, ещё как выползал, сука. Жизни героической, нерва обнажённого, Песни с большой буквы не хватало.

Порадовала, правда, песня Визбора. Визбор – это тот, кто в “17 мгновениях весны” был Борман. Теперь оба покойники.

Если какой-нибудь молодёжной организации захочется провести сходняк в пределах Евразии и при этом особо не светиться, я знаю для этого одно подходящее место. Каждый год. Первые выходные июля. Экстремисты, радикалы, всегда живые – приезжайте. Спасите наши груши!

Вахтанг Камикадзе.

Здравствуйте, дети-дебилы!

Начинаем сеанс зомбитерапии. Смотрите внимательно. Вот ты, баклан, что ты будешь делать, когда вырастешь? Правильно, трахаться. Ах, ты хочешь блондинку с большими буферами, а не плоскую конопатую студентку? Для этого, баклан, нужны деньги, бо-ольшие деньги, пропорционально сиськам. И ещё тебе понадобятся деньги на водку, потому что, баклан, с учётом твоих национальных особенностей, ты будешь ещё и бухать! Круто, да? Значит, что ты будешь делать, когда вырастешь? Зарабатывать деньги, правильно. Эй, а ты, чувак в красной шапочке, чего там бормочешь? Какой-такой мальчиш-кибальчиш?.. Ты чё – коммунист, идиот?!.. Хе-хе-хе-хе!!!

Да, нравственность. Батоны и треугольники показаны размыто. Что вкупе общей картинки клипа разоблачает замаскированную благим словцом пошлость, а эротизм авторской композиции трансформирует в МК-шный строчник “Досук. Телефон такой-то”.

Да, сатира. Но когда слышишь у себя за спиной судорожные смешки и междометия, а оборачиваясь видишь штук пять великовозрастных квазидебилов, задумываешься: да, слаб мозг по сравнению с телом у современной молодёжи и велика пропаганда унисекса, что так легко разменять своё мужское аналитическое на рефлексы Эллочки-людоедки. Но страшно другое. Эти переболеют вместе с модой, а те, кто сейчас находится на этапе формирования интеллекта и охотно впитывает стереотипы, предлагаемые с экрана “авторитетного” ящика, какой станет эта наша смена?..

“Да, пепси!” – визжат особи со сперминтом на зубах. – “Да, Эм-Ти-Ви!” Ошибаетесь, дети, это не MTV, а всего лишь эрзац BIZ-TV, один из виртуальных ареалов разных хлебниковых-черниковых, с теми же ведущими, заполняющими дорогой эфир трепом ни о чём, только ротационная кассета короче. В Швеции видели мы тамошнее MTV – общего мало: качество музыки, и не только за счёт утяжеления, на несколько уровней выше. И хватит орать, что лет через N и до нас волна дойдёт. У нас что, своей культуры нет? Загнали, бедную, в андеграунд, потому что иначе на поверхности тем, кто загнал, самим бы кислорода, сиречь барышей, не хватило бы. А ещё вы не заметили, что все отечественные более-менее конкурентоспособные клипы обязательно содраны с западного аналога? (Для примера – в “Скорбце” Гребня угадывается стилистика “Until It Sleeps” Metallic’и, в психическом “Взгляде изнутри” Линды – зыркает глазёнками педерастический M.Manson образца 98-го года, и тэ дэ). Потому что там, вне – лучшие в мире, с них авангард российской эстрады пример берёт, нашептывает подсознанию телекартинка. И кто её в этом уличит?

Да, телевидение как орудие манипуляции в руках продавшихся буржуа – зло. При восстании в современных условиях является стратегическим объектом первостепенной важности. Покажите домохозяйке улыбающегося скинхэда, играющего с малолетним сыном, и она пойдёт вступать в РНЕ, и подкаблучника своего построит. Захватить власть возможно лишь с помощью ТВ, и только тогда можно будет его разрушить, чтобы больше никто не смог обратить его против народа, а люди снова научились думать.

“Да, Смерть!” – говорим мы.

Dead Head.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Гвинет Пэлтроу страдает
Кортни Лав любит Шекспира
20 песен Limp Bizkit
Второе рождение “Юноны” и “Авось”
Джоли учится плавать
Дадидам-дам-дам
Алсу объявила конкурс
Джордж Майкл капризничает
Кортни Лав к Рождеству
Семья Тимберлейк счастлива
Возвращение к британской музыке
“Клубничка” Ирины Салтыковой
Барабанное шоу
Offspring в феврале
Короткая юбка Кайли
Шоколад вместо пива
Николь и ее соседи
Селин Дион продает свой дом
Коротко
Де Ниро подал иск
“Maler и Я – 2002″
У богатых свои причуды
Фрэнк Синатра умеет хамить
Эминем назовет маму сукой
Англичане выбирают
Мел Гибсон вспоминает
Мы любим тебя, Валера!
По главной улице с Еврооркестром
Дженнифер в роли горничной
Джексон – ученик Брандо


««« »»»