Стопроцентная актриса

Среди блестящей плеяды звезд отечественного кино, появившихся на экране в середине прошлого века, одной из самых ярких по праву считают народную артистку СССР Людмилу ГУРЧЕНКО. Великолепная женщина, мудрый человек и потрясающая лицедейка, она дебютировала еще студенткой ВГИКа, сыграв в первой кинокомедии Эльдара Рязанова.

С выходом в декабре 1956 года накануне праздника фильма “Карнавальная ночь” наконец свершилось то, о чем мечтала Люся Гурченко с тех пор, как помнит себя. Она стала актрисой, она снимается в кино! Она искренне делилась с экрана этим счастьем, этой безмерной радостью со всеми, кто ее видел сейчас, и зрители нашей страны не могли не ответить ей признанием и любовью. На утро Гурченко проснулась знаменитой. Ее называли второй Любовью Орловой и советской Лолитой Торрес (в одном из фильмов Андрона Кончаловского она исполняет знаменитую “Каимбру”, которая стала визитной карточкой знаменитой аргентинской певицы). Такого громоподобного дебюта в сегодняшнем кинематографе быть не может. Времена не те. Да и нынешние экранные “девочки” и “мальчики” выглядят просто куклами, которых дергают за веревочки, как в театре марионеток. Ни талантом, ни мастерством современные актрисы, за редким исключением, не обладают в той степени, которая отличала советских кинодив.

Итак, феерический        успех! Как это часто случается в кино, другим режиссерам захотелось пойти по проторенной дорожке – косяком пошли картины, где молодая актриса пела и танцевала так же, как в “Карнавальной ночи”. Только успех не было, потому что не было открытия, и Гурченко оказалась “без вины виноватой”. По сути дела она еще не стала актрисой-профессионалом, она была лишь материалом – уникальным, замечательным, но нужно было развиваться, идти дальше. Поэтому с неподдельной грустью Людмила Марковна заметила однажды: “Как неправильно, когда слава приходит к молодому актеру. Первый успех изломал меня и оставил в полном недоумении. Слава оказалась бесцеремонной дамой – она появилась внезапно и так же внезапно исчезла”.

Гурченко чувствовала, что популярность уходит, а окружающие постепенно приходят к мысли, что потолок в ее творчестве уже достигнут. Но актриса не опустила руки, а стала искать выход из творческого тупика и работать, работать, несмотря на всеобщее недоверие. Гурченко пробует себя в драматических ролях (“Балтийское небо”, “Рабочий поселок”), острохарактерных (“Дорога на Рюбецаль”), гротесковых (“Женитьба Бальзаминова”, “Дядюшкин сон”). Все они стали удачей, но судьбу ее в кино не изменили. Ведь ее успех в этих фильмах посчитали скорее случайностью, нежели закономерностью. Инерция “Карнавальной ночи” и “Девушки с гитарой” оказалась сильнее. Нужна была роль, которая бы кардинально изменила предвзятое представление о способностях актрисы.

И это случилось – в 1973 году она сыграла в фильме Виктора Трегубовича “Старые стены”. Ее героиня – директор ткацкой фабрики, умная, деловая, спокойная, даже в какой-то мере суховатая женщина, немолодая, но привлекательная дама с не очень удачливой личной жизнью. Я смотрел на экран и видел, как все это несовместимо с ее веселыми, легко порхающими по жизни “музыкальными” героинями. Неужели это та самая Гурченко? И так, уверен, думал не только я. И была радость за успех любимой актрисы, успех безоговорочный и такой долгожданный для нее. И как мажорный аккорд возвращения на экран – присуждение Людмиле Марковне Государственной премии РСФСР за исполнение роли Анны Григорьевны.

После этой картины режиссеры словно очнулись и осмелели – новые предложения не заставили себя долго ждать. У постановщиков фильмов появилась уверенность, что Гурченко подвластно все: от тончайшей психологической драмы до яркого гротеска и острой эксцентрики. И тогда пришло время ее “военных” женщин. Она сыграла их такими, какими они были, какими она их знала. Ее детство было опалено войной, ребенком она пережила оккупацию Харькова, видела бесчинства фашистов, казни, облавы. Детская память сохранила лица женщин, получавших похоронки на сыновей, мужей, отцов… Тогда вышли в прокат картины “Двадцать дней без войны”, “Особо важное задание”, а после показа во Франции ленты Никиты Михалкова “Пять вечеров” местные журналисты назвали актрису “московской Жанной Моро“.

А как же музыкальная комедия? Нет, она не забыла ее. Мюзиклы “Мама”, “Соломенная шляпка”, “Небесные ласточки”, “Табачный капитан”, “Красавец-мужчина”, телевизионный бенефис, где Гурченко сыграла около двадцати ролей. И конечно же, программы “Песни военных лет” и “Любимые мелодии”, сделанные ею для телевидения. Она давно хотела исполнить песни, которые были частью не только ее военного детства, но и всей жизни. Трепетно и искренне прозвучал концерт, в котором актрисе удалось вернуть песням тех лет их первозданность и первоначальный смысл и душу.

Надо сказать, что “Бенефис Людмилы Гурченко” имел международный резонанс – на престижнейшем конкурсе телевизионных фильмов в Монте-Карло этой работе был присужден Гран-при, а сама актриса удостоилась приза за лучшую женскую роль, ведь она мастерски продемонстрировала грани своего таланта. Как, впрочем, и в фильме Михаила Швейцера “Послушай, Феллини!”. Помните такой?

А Гурченко продолжала радовать и удивлять не только зрителей, но и читателей. Ее книги “Мое взрослое детство”, “Аплодисменты” и “Люся, стоп!” стали бестселлерами. Сама же актриса свои воспоминания не считает литературой, а со свойственной ей категоричностью заявляет: “Это то, что я не вложила в свои роли”.

Шли годы, и увеличивался список кинематографических побед Гурченко – “Прохиндиада, или Бег на месте”, “Уходя – уходи”, “Белые одежды”, “Вокзал для двоих”, “Сибириада”, “Идеальный муж”, “Любимая женщина механика Гаврилова” и, конечно же, сверкающий бриллиант в ее коллекции кинообразов – Раиса Захаровна в меньшовской картине “Любовь и голуби”, где ее недюжинный талант острохарактерной актрисы проявился в полной мере.

Сегодня нет новых ролей в кино. Почему? Людмила Марковна сама объясняет эту ситуацию: “Нет достойных предложений. Сегодня продюсеров интересует что-то бьющее по нервам и мозгам. А это неприемлемо для меня. Кроме того, талант нынче не в моде. Но я продолжаю работать, выступая в своем любимом музыкальном жанре. Музыка всегда была моей любовью, моим спасением”. Поэтому на вопрос, где актриса себя чувствует комфортнее всего, она отвечает: “На съемочной площадке музыкального фильма и в студии звукозаписи. Никогда не отказываюсь от участия в музыкальном фильме, даже в небольшой роли”. Будучи крайне самокритичной, имея за плечами множество музыкальных проектов, она искренне считает, что победа в этом жанре была у нее только одна – “Карнавальная ночь”. “Так много названий музыкальных фильмов, – делится актриса, – а настоящей, полноценной картины, где бы в “десятку” попало все: и музыка, и тексты, и сюжет, и режиссура, и актерские работы, и оператор, и монтаж, и оригинальный звуковой ряд всего фильма, – нет. Отсутствуют традиции, нет высококлассной режиссуры…”.

Она снялась более, чем в сотне фильмов, и не оставила без внимания ни один жанр, ни одно амплуа. “Стопроцентная актриса” – сказал о ней Никита Михалков, и точнее не скажешь. Потому что работа и профессия не просто главное дело ее жизни, а сама жизнь. Она вспоминает: “Однажды на встрече со зрителями Михалков сказал, что есть актрисы, которые семью, ребенка не променяют на хорошую роль и, указав в мою сторону, промолвил, что за хорошую роль она может поджечь свой дом – потом будет раскаяние, суд, но роль она сыграет. Я тогда аж вся сжалась. Да нет, дом я бы не подожгла, это абсолютно точно. И все же это истинная правда, говоря образно”.

Разумеется, есть актеры, которые всегда разделяют личную жизнь и профессиональную. Для кого-то они существуют параллельно. А у кого-то тесно связаны, переплетены между собой. Безнадежны попытки узнать у Людмилы Марковны, что там, на личном фронте. Ее ответ лаконичен: “Ничего!”. То есть в общепринятом смысле все есть: муж, дочь, внучка, две собаки. Но только она в этих ипостасях – уже не Гурченко.

Первым мужем Людмилы Марковны был Борис Андроникашвили, сценарист и историк, сын писателя Б.Пильняка и двоюродный брат грузинских режиссеров Георгия и Эльдара Шенгелая. В 1959 году у них родилась дочь Маша, от которой у актрисы есть внучка. Вторым мужем был сын писателя Фадеева и ведущей актрисы МХАТа Ангелины Степановой. Александр Фадеев-младший в истории светской жизни Москвы прославился лишь тем, что был мужем Гурченко и самым желанным посетителем ресторана ВТО тогда еще на улице Горького. Третьего супруга Иосифа Кобзона мы оставим без комментариев. С четвёртым мужем, музыкантом, аккомпаниатором Константином Купервейсом актриса прожила восемнадцать лет. Сергей Сенин – ее пятый муж – продюсер. С ним она познакомилась во время съемок фильма “Секс-сказка”.

Сергей хорошо понимает супругу и то, что именно профессия спасала ее в самые тяжелые периоды жизни. Не просто спасала, помогала выживать морально и физически, когда на съемках советско-румынско-французского фильма-мюзикла “Мама” партнер, неосторожно навалившись на нее, сломал ей ногу, а она со сложнейшим переломом после нескольких операций, продолжала сниматься. Когда после тяжелой болезни, обострившейся на гастролях в Риге, она чудом осталась жива и победила смертельный недуг. Когда опять же после кризиса со здоровьем с температурой под сорок актриса вернулась к репетициям и на следующий день с блеском сыграла премьеру…

На мой вопрос, что же давало ей силы для сопротивления всем несчастьям, свалившимся на ее голову, искренне отвечала: “Голубчик, силы мне давала любовь и вера в свою профессию. И оказалось – они куда мощнее, чем самая страстная любовь к человеку, чем даже религия. Да, профессия – вот моя сила”.

Владимир ВАХРАМОВ.


Владимир Вахрамов


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Коротко
Три альбома Земфиры
Федор Дунаевский: Эльдар Рязанов довел меня до психушки
Дочь Гулькиной – сюрприз для публики
Третий блин вовсе пережарили
Кинофестиваль «Планета Океан»
Певец Арсений – парень из Румынии
Когда умрут газеты?
Гарик и его проекты
«Рапунцель. Запутанная история»: Любовь и мечта творят чудеса
Cемь с половиной = два с половиной
На людей творческих сил не хватило


««« »»»