Три альбома Земфиры

Рубрики: [Музыка]  [Шоу-биз]  

А вот еще был случай. Проснулся я утром. Вставать еще было не пора, но и уснуть обратно я не мог: мне нужно было вспомнить… Заклинило: я никак не мог оживить в памяти имя певицы, которую нашел продюсер «Мумий Тролля» Леонид Бурлаков и которая должна была стать всероссийской сенсацией. Про певицу я уже знал, но забыл ее имя. Что-то восточное… на «З»… Зульфия? Зарема? Пришлось идти в другую комнату и рыться в блокноте. Да, конечно, Земфира. Как я мог забыть?

Происходило описанное где-то в начале 1999 года, и это был, видимо, один из последних случаев, когда кто-то забыл имя Земфиры – после появления знаменитой демо-кассеты с дебютным альбомом примеры подобной амнезии стали совершенно невозможны.

Земфира не стала сенсацией, она просто по-хозяйски заняла место главной певицы страны. Сейчас можно вспоминать недостаточное мастерство ее сопровождающего состава, ошибки менеджмента, снимавшего не те клипы не на те хиты и обложку первой пластинки, которую критик Соседов сравнил с рисунком на клеенке – всё это закономерно померкло перед 14 песнями, как минимум 12 из которых были шедеврами. Тут можно было и вообще клипов не снимать – отсутствие планомерной раскрутки никак не повлияло на силу народной любви, например, к «Ромашкам» и «Маечкам». Не хотелось бы повторяться, описывая причины такой популярности дебютного альбома: если коротко, то в песнях Земфиры идеальным образом совпали музыкальное образование и дворовая резкость, голос и вкус, откровенность и афористичность, Пугачева, Агузарова и условная Ветлицкая. Крышесносящий коктейль, эффект от которого не выветрился до сих пор.

Переиздание трех первых альбомов Земфиры «Земфира», «Прости меня, моя любовь» и «Четырнадцать недель тишины», которые давно уже кончились в магазинах, «Мистерия звука» осуществила под общей эффектной обложкой, но внутри диски полностью повторяют оригинальные издания, за единственным исключением: бонусом к «Прости меня, моя любовь» стал «Лондон». По некоторым данным, первоначально планировались некие редкие дополнения и ауттейки, но в конце концов певица решила оставить все, как было. К слову, на концертах Земфира обычно исполняет старые вещи в переработанных до неузнаваемости аранжировках – в этом же переиздании все сохранено на радость упертым фанатам-ретроградам, к которым запросто может отнести себя и автор этих строк.

Синдрома второго альбома у певицы не случилось: «Прости меня, моя любовь» вышел через год после первого, Земфира уже успела поучаствовать в большом шоу-бизнесе, но воспринимала его скорее с интересом, чем с раздражением. Ряд песен с пластинки явно был сочинен еще в период спокойного накопления материала, а не в условиях гастрольной гонки. Однако некоторое влияние атмосфера вокруг на Земфиру все же оказала: «ПММЛ» оказался жестче, резче, разнообразнее, в нем можно более четко разграничить суперхиты («Созрела», «Хочешь», «Город», «Доказано», «П.М.М.Л.») и просто хорошие песни.

Таким образом, из «Земфиры» и «Прости меня, моя любовь» вполне можно составить классическую дилогию певицы, а вот «Четырнадцать недель тишины» в трилогию не совсем вписывается. В пластинке, выпущенной через два года после второго альбома, слишком сильно ощущается желание Земфиры сделать не то, что от нее ждут и даже требуют. Эксперименты выглядят слегка нарочитыми, но и в таком нонконформистском азарте артистка сумела выдать как минимум две песни «на века»: «Главное» и «Webgirl». Да и среди остальных треков по прошествии лет можно расслышать много интересного – однако с первыми двумя дисками «Четырнадцать недель тишины» все равно не сравнится.

Что еще сказать: буклеты отпечатаны на хорошей и прекрасно пахнущей бумаге, а переиздание станет отличным подарком для тех, кто был счастлив в конце 90-х.

Алексей МАЖАЕВ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Федор Дунаевский: Эльдар Рязанов довел меня до психушки
Дочь Гулькиной – сюрприз для публики
Третий блин вовсе пережарили
Кинофестиваль «Планета Океан»
Певец Арсений – парень из Румынии
Когда умрут газеты?
Гарик и его проекты
Коротко
Стопроцентная актриса
«Рапунцель. Запутанная история»: Любовь и мечта творят чудеса
Cемь с половиной = два с половиной
На людей творческих сил не хватило


««« »»»