Под звуки «Синей вечности»…

Джавид Самедов и Тамара Синявская В Москве в Крокус Сити Холле завершился первый Международный конкурс вокалистов имени Муслима Магомаева.

Эта знаменитая песня звучала на торжественной церемонии открытия конкурса, как предтеча. По сути – была поставлена планка. Для всех. Для зрителей, жюри, а главное – для конкурсантов. Магомаевская «Синяя вечность» была на огромных экранах и после подведения итогов и вручения наград победителям. Зал слушал стоя. Все понимали: он недосягаем. Второго Магомаева не будет никогда. И не стоит его искать, потому что он – неповторим, как все уникальные творения природы. Но все же, все же, все же… Очень хочется на просторах нынешнего «СНГовья» услышать, наконец, того, кто в свои молодые годы хоть как-то соотносим с тем, что собой представлял юный Муслим…

Лауреат 1 премии Джавид Самедов

Дай Бог ребятам, участвовавшим в первом Международном конкурсе вокалистов имени Муслима Магомаева, проникнуться сознанием того, что их дальнейшая творческая жизнь освящена этим великим именем, чтобы они не забывали об этих днях, проведенных под сводами места, которое я как-то назвал земным приютом великого певца, возведенным в его честь.

Скажу сразу: Гран-при не был присужден, и это вполне понятно и объяснимо. Все ждали появления чего-то сенсационного, сразу оторвавшегося от своих коллег, как это случилось с юным Муслимом после первого же его выхода на московскую сцену. Здесь был конкурс имени Магомаева, и селекция кандидатов на его участие, мне кажется, изначально должна была проходить по планке, соотносимой с его именем. Неужели на огромной территории, которая по-прежнему скоммутирована не только экономикой, но, может быть, и в большей мере нашей общей культурой, памятью, сегодня нет достаточно ярких, самобытных и талантливых молодых вокалистов? И уж если продолжить о грустном – на конкурсе, носящем имя нашего лучшего певца и проходящем в Москве, где несколько десятков профильных учебных заведений – от Консерватории и Гнесинки до музыкальных колледжей с тысячами студентов, вставших на музыкальную стезю, не должно быть пустых кресел в зале – по определению. Не могу поверить, что им это было бы не интересно! В связи с этим уже вопросы к организаторам конкурса и определяемой ими ценовой билетной политике. А еще что немаловажно – должном медийном сопровождении проекта в СМИ и необходимом для многотысячного зала объеме рекламы.

Но вернемся к самому соревнованию. После первого тура авторитетное жюри, титулы и звания которого способны занять целую газетную страницу и возглавляемое Тамарой Синявской, человеком, прошедшим с Муслимом Магомаевым рука об руку долгий путь, достаточно жестко отсеяло «двоечников» и «троечников», хотя оценивались выступления по десятибалльной системе. За сутки до начала конкурса СМИ сообщили о том, что Народная артистка СССР попала в автоаварию на Тверской. В пассажирскую дверь, за которой находилась Тамара Ильинична, врезалась начинающая автомобилистка. Несмотря на полученную травму и боль, она провела эти трудные дни не в больнице, а в Крокус Сити Холле, мужественно исполняя обязанности председателя жюри. Есть повод лишний раз преклонить колено перед женой, другом и коллегой великого певца. Не смогла лишь выступить в концерте мастеров, предусмотренной программой, – коллеги отговорили.

На конкурсе было предусмотрено всестороннее исследование качеств соискателей. Экспертами в области вокала, помимо Т.Синявской, были Е.Образцова и Т.Гвердцители. В жюри были знаменитый альтист и дирижер Ю.Башмет, композитор А.Рыбников, его коллега, ректор Бакинской консерватории Ф.Бадалбейли. Всемирно-международный статус обеспечивал М.Легран. Сорвавший, кстати, за два конкурсных дня своими неожиданными оценками зрительских аплодисментов поболее многих конкурсантов. Нужно, конечно, уважать вкусы и относиться с должным пиететом к пристрастиям французского мэтра. Но при этом, наверное, все же нелишне вспомнить, что со времен «Шербургских зонтиков» прошла добрая половина века, и в музыке многое с тех пор изменилась. В столь популярном у нас некогда фигурном катании, если у одного из членов жюри случались слишком большие отрывы от общей средней оценки, к нему, помнится, появлялись вопросы по поводу мотивированности его вердиктов. Тем более, когда это – в отношении будущего лауреата первой премии, как это было в случае с Джавидом Самедовым. «Семерка» маэстро на фоне «десяток» других уважаемых мастеров вызывала по меньшей мере – недоумение. Но великим, наверное, позволено если не все, то многое…

Дипломы конкурса и призовые места поделили исполнители, которые вряд ли когда-либо дотянутся до средних этажей магомаевской планки, даже встав на цыпочки. Печально, но факт. Есть с чем сравнивать. А вот первую премию жюри вполне резонно разделило между двумя певцами, абсолютно разнящимися по своему амплуа, но сразу выделившимися из общего ряда после первого тура.

Жюри конкурса

Двадцативосьмилетний минчанин Илья Сильчуков поет ведущие партии на сцене Академического Большого театра Республики Беларусь. По фактуре – отнюдь не герой-любовник. Но с отличной вокальной техникой, красивым, хорошо окрашенным, отнюдь не «желудочным» тембром. А главное – обладающий настоящей мужской харизмой и брутальностью, которая так необходима настоящему баритону. Здорово отпелся в первом туре, опередив на один балл разделившего с ним в конечном итоге первую ступеньку пьедестала Джавида Самедова. Ну, и во втором так убедительно исполнил свиридовскую «Маритану», что сомнений в том, что достоин первой премии, не оставил ни у жюри, ни у зрителей. Отдельный разговор о втором обладателе главной награды. И сразу признаюсь – мне сложно быть объективным. Потому что именно в Самедове каким-то шестым чувством ощутил то, о чем в глубине души мечтал и я, и все присутствовавшие в Крокусе в эти дни. Хотя в первом же разговоре с Джавидом узнал, что он всеми силами старается, как это ни трудно – не подражать великому земляку. Что мудрено в Баку, где Муслим Магомаев был, есть и остается кумиром всей нации. А что тут сделаешь, коль природа так распорядилась? Убери длинные волосы, поставь его к микрофонной стойке с распростертыми руками – и сразу екнет сердце! Так же строен, красив, застенчив и немыслимо обаятелен со своей застенчивой улыбкой. И лет-то всего 23! Но уже был замечен самим мастером, несколько лет назад позвонившим ему и пригласившим в свой дом к роялю. И с тех пор Муслим Магометович постоянно следил за карьерой юного коллеги. И Джавид не подводил своего кумира. Закончив Бакинскую консерваторию в 2005 г., стажировался у Г.Вишневской, после двух первых премий на VI Международном конкурсе имени Бюль-бюля и конкурса имени Розы Пансель в Италии, в 19 лет уже дебютировал в роли Эскамильо в «Кармен» на сцене Азербайджанского Театра оперы и балета. А эта партия, написанная рукой темпераментного Бизе – уже из категории «высшего пилотажа» для сложившихся баритонов. Это, безусловно, был успешно взятый серьезный рубеж, тем паче – в таком возрасте. Но Джавид не успокоился, не почил на первых лаврах, пошел дальше – на мастер-классы, учиться у педагогов с мировым именем. В настоящее время проходит стажировку в Международной Академии оперного искусства имени Ренаты Тебальди и Марио Дель Монако в Италии, как и молодой Муслим.

Сразу же после конкурса Джавид Самедов улетел в Италию продолжать учебу, Илья Сильчуков вернулся в родной Минск, в оперный театр. Отныне они – не просто хорошие молодые, перспективные артисты. Они – наша надежда. Потому что лауреаты Первой премии первого конкурса имени Муслима Магомаева. А это – ко многому обязывает.


О продвижении на content-stroy.ru


Владимир Попков

Закончил журфак МГУ, пишет стихи, прозу. Печатается в "Литературной газете", "МК", "Мосправде", "Новом взгляде", "Собеседнике" др. изданиях. Лауреат телеконкурса "С песней по жизни" и телефестиваля "Песня года". Автор сборника стихов и песен "Апрельский человек" и прозы "Подоконник". Член Союза журналистов, Комитета московских литераторов.

Оставьте комментарий

Также в этом номере:

Певец смерти
Популярность – это кошмар
Прощай, гитара семиструнная
«Рожденный в СССР» Владимир Мамонтов
Неба шаль
The Best of the Slot
Мои фильмы – это мои дети
Поют артисты кино
«Цветы и тернии» на виниле
Коротко
Звери предупреждают людей
Неслучайная любовь
На этот раз занялись крыльями


««« »»»