РЫНОК: НОВЫЕ УСЛОВИЯ И ПОДХОДЫ

Леонид АБАЛКИН, директор Института экономики Российской академии наук

новости делового мира, предприниматели

Оценка перспектив социально-экономических преобразований всегда предполагает подведение итогов пройденного пути, а в сложных, критических ситуациях – выявление качественно новых моментов, существенно влияющих на динамику изучаемых процессов.

ИТОГИ СЕМИЛЕТКИ

За семь лет ее проведения (а именно таков срок осуществления радикальной реформы) произошли достаточно глубокие перемены как в экономике, так и в общественной жизни.

Самое главное, вероятно, состоит в том, что Россия окончательно и бесповоротно сделала свой исторический выбор. Это означает, что движение к рынку стало необратимым и независимым от судьбы тех или иных политических лидеров. Хотя зигзаги на пути к рынку и даже временное отступление вполне возможны.

За прошедшие годы было сломлено тотальное огосударствление экономики и началось формирование современной многоукладной, смешанной экономики, опирающейся на самые разнообразные формы собственности и типы хозяйствования.

Постепенно складываются, хотя и с определенным запаздыванием, институциональные основы рыночной экономики и ее инфраструктура, создается соответствующая правовая основа.

За сравнительно короткий срок в стране появился весьма многочисленный, энергичный и стремительно набирающий опыт слой предпринимателей новой волны. Правда, и здесь не все происходит так, как хотелось бы (к серьезному делу примешивается немало случайных элементов, угрожающие размеры приобретают экономический рэкет и преступность).

Вместе с тем, предпринятая в 1992 г. попытка резко подхлестнуть реформу, нарушить ее естественную логику серьезно повлияла на ход социально-экономического развития страны. Эта попытка, опирающаяся не столько на экономический расчет, сколько на политические амбиции и рекомендации МВФ, привела к форсированному слому сложившихся структур без их замены новыми. Результатом явились потеря управляемости экономики, резкий и непрекращающийся спад производства, обнищание большинства населения.

Закончившийся 1994 г. внес ряд серьезных качественных изменений в те тенденции, которые обозначились с начала этапа “шоковой терапии”.

МАСШТАБЫ КРИЗИСА

По предварительным итогам объем ВВП составит в 1994 году 52% от докризисного уровня, объем промышленной продукции – около половины.

Но дело не просто в масштабах спада производства. В последнее время меняется сам характер кризиса, который перерастает в развал экономики. Если в классическом кризисе (циклическом или структурном) в ходе его протекания создается потенциал последующего возрождения и подъема, то развал экономики не несет в себе этого живительного начала.

Отмечу лишь главные моменты. Прежде всего, в современных условиях спад производства сопровождается стремительным вытеснением отечественных производителей с внутреннего рынка. В 1994 году уже около 40% ресурсов розничного товарооборота было сформировано за счет импорта. А это лишает надежд на подъем производства даже при наличии дополнительных финансовых возможностей и расширения спроса.

Далее, разрушение научно-производственного комплекса и резкий спад производства в машиностроении, особенно в его отраслях, связанных с современными высокими технологиями (он значительно опережает сокращение промышленного производства в целом), лишает экономику ее “технологического ядра”, способного стать базой возрождения и подъема.

Наконец, катастрофическое сокращение инвестиций, продолжающееся уже четыре года подряд, свидетельствует о постоянно сокращающемся потенциале для подъема экономики. Нынешних инвестиций недостаточно даже для простого поддержания в рабочем состоянии важнейших систем жизнеобеспечения народного хозяйства и населения.

К качественно новым явлениям относится и глубокая деформация внутренней структуры воспроизводства. Подобные процессы не улавливаются обычно с помощью традиционных методов макроэкономики и требуют более тонкого инструментария исследования.

Наиболее серьезные последствия имеет нарушение текущих потоков товаров и услуг, с одной стороны, и капитальных благ – с другой. В результате либерализации цен на товары и услуги и замораживания стоимости основного капитала происходит его активное обесценение и “проедание”. Неполный учет основного капитала в издержках производства ведет к изъятию амортизации в бюджет через налоги на прибыль. Тем самым искусственно сокращаются финансовые источники для инвестиций.

Подобная деформация, захватившая оборотные средства хозяйствующих субъектов, спровоцировала кризис платежей. Сегодня, по имеющимся расчетам, за счет неплатежей формируется до 80% оборотных средств промышленных предприятий. Если бы их не было, то производство просто бы остановилось. Следовательно, речь идет не об отдельных ошибках или злоупотреблениях, а о том, что неплатежи стали органическим элементом нынешней деформированной структуры воспроизводства.

Серьезно деформирована структура денежных доходов и расходов населения. Доля доходов, получаемых по труду, сократилась с 64,1% в январе–сентябре 1993 г. до 50% за соответствующий период 1994 г. В расходах же населения резко выросла покупка валюты, которая существенно превысила реальные сбережения в виде прироста вкладов в банки и покупки ценных бумаг. Это не только резко сокращает возможности использования денежных сбережений населения для реализации инвестиционных программ, но и свидетельствует о падении доверия к экономической политике правительства и к банковской сфере.

В сельском хозяйстве вместо развития рыночных отношений происходит натурализация хозяйства. Товарность во всех типах сельскохозяйственных предприятий снижается.

В результате деиндустриализации экономики происходит деградация отраслевой и технологической структуры производства.

Появились первые, но весьма тревожные признаки возврата к давно изжившим себя методам административного командования. Резко усиливается власть аппарата правительственных учреждений (внеусадебный и, по существу, антирыночный порядок признания несостоятельности предприятий, разрешительный принцип принятия решений, стремление восстановить монополию Министерства финансов по распоряжению всеми финансовыми ресурсами, попытки консолидировать в бюджете независимые внебюджетные фонды, являющиеся важными институтами финансового рынка, и т.д.). В принятии правительственных решений все более прослеживаются идеологические установки.

Важно подчеркнуть, что подобные признаки отступления исходят отнюдь не от оппозиции или таинственных “врагов реформы”, а обнаруживаются в действиях самого правительства. Весьма легкомысленно не замечать этих новых тенденций и приуменьшать их опасность.

Все сказанное требует не только критически оценить пройденный путь, но и во многом по-новому подойти к определению перспектив, стратегии и тактики перехода России к рыночной экономике.

СМЕНА ПРИОРИТЕТОВ

Глубина накопившихся противоречий и серьезность возникших проблем уже не могут быть решены в рамках простой корректировки курса реформ. Однобокая ориентация на сдерживание инфляции “любой ценой” не оправдала себя и показала, что эта цена является непомерной как с экономической, так и с социальной точки зрения. К тому же проводимые меры до сих пор строились без учета характера и специфики инфляционных процессов в российской экономике.

Принципиально важно подчеркнуть, что “шоковый вариант” (как бы к нему не относиться) может быть эффективен лишь как решительный и кратковременный шаг. На этом основана вся идеология решения задач “в один прыжок”, рассуждения о невозможности “рубить хвост” в несколько приемов и т.д. Растяжка же модифицированного варианта шоковой терапии на четвертый(!) год подряд порочна теоретически и бесперспективна практически.

Возникает необходимость переориентации экономической политики на основе критериев стабилизации и последующего подъема экономики, всемерного оживления деловой, в первую очередь, инвестиционной политики, последовательного продолжения институциональных преобразований. То, что такой поворот потребует активного государственного регулирования экономики и введения социальных индикаторов, находится на уровне очевидного и не требует особых доказательств.

Теоретические основы назревшего поворота в экономической политике неоднократно излагались в аналитических докладах Института экономики РАН. Здесь важно лишь подчеркнуть, что речь идет не о каком-либо единовременном акте, а о крупном структурном маневре, рассчитанном примерно на полтора года.

В ходе осуществления этого структурного маневра предстоит: устранить сложившиеся в народном хозяйстве деформации и перевести его развитие на здоровую сбалансированную основу; четко определить и зафиксировать на ближайшую (по-крайней мере, трехлетнюю) перспективу основные приоритеты инвестиционной, структурной и финансово-налоговой политики; разработать и ввести в действие стабильные “правила игры” (налоговую систему, процентную политику, условия внешнеэкономической деятельности, нормы гражданского законодательства и т.д.).

Это является минимальными условиями, способными расширить горизонты экономического видения и принятия стратегических решений субъектами рынка, восстановления доверия к правительству и банковской системе. Здесь нужны не клятвы и заверения, а накопление опыта, реальная проверка сформулированных принципов.

Принятие принципиального решения об изменении приоритетов экономической политики и об осуществлении крупномасштабного народнохозяйственного маневра позволит сравнительно быстро отработать практические шаги и технологию осуществления такого маневра.

ИНВЕСТИЦИОННАЯ АКТИВНОСТЬ

Не только с позиций общей теории, но и исходя из реальной складывающейся в российской экономике ситуации решающее значение имеет сегодня оживление инвестиционной активности. Перелом в этой сфере будет содействовать как стабилизации и последующему подъему экономики, так и успешному продвижению по пути рыночных реформ.

Здесь исключительно важно выбрать приоритетные сферы, способные дать быструю окупаемость (в пределах одного-полутора лет) и одновременно создать импульс для подъема сопряженных отраслей (выпуск стройматериалов, металлоконструкций, технологического оборудования). К таким приоритетным сферам следует отнести прежде всего жилищное строительство и предприятия по хранению и переработке сельскохозяйственного сырья.

С точки зрения технологического насыщения капитального строительства, притом на достаточно высоком современном уровне, особая роль принадлежит предприятиям ВПК. Инвестиции в их конверсию приобретают в силу этого приоритетное значение. Развитие и быстрое освоение выпуска современного высокотехнологического оборудования играет важную роль в политике импортозамещения, способствуя тем самым укреплению валютного положения страны.

К числу приоритетных сфер относится и создание современной производственной и социальной инфраструктуры. Оно имеет важное значение с точки зрения как общих предпосылок развития рыночных отношений, так и органического включения российской экономики в мировое хозяйство.

Вопреки широко распространенным представлениям, Россия обладает достаточными финансовыми ресурсами для резкого оживления инвестиционной активности, причем на неинфляционной основе. Мобилизация этих ресурсов может быть обеспечена на основе устранения сложившихся в экономике деформаций: восстановления роли амортизации как источника накопления, мобилизации денежных сбережений населения, создания стимулов для использования прибыли предприятий и банковского капитала на инвестиционные цели и др.

Крупным источником инвестиций может стать аккумуляция на специальных инвестиционных счетах всех доходов, полученных в ходе коммерческой приватизации. Эти средства не должны использоваться на текущие цели – латание дыр в бюджете. Их использование на финансирование приоритетных программ позволит связать воедино процесс приватизации, структурную политику и оживление инвестиционной активности.

В специальном изучении (с учетом мирового опыта) нуждается вопрос о целесообразности и границах использования “кредитной интервенции” как пускового импульса оживления инвестиционной активности. Плюсы и минусы такой политики хорошо известны и вся проблема в хорошо продуманных, четких и согласованных действиях.

Немалую роль в решении названных задач может сыграть и привлечение иностранного капитала, прежде всего в форме прямых частных инвестиций и в сферы, соответствующие приоритетам национальной экономической политики. Здесь, однако, автор не идет дальше простого упоминания проблемы, учитывая ее сложность и многоаспектность.

СОЦИАЛЬНАЯ БАЗА РЕФОРМЫ

Перспективы движения к рыночной экономике во многом зависят от успешного решения данного вопроса.

К сожалению, доля населения, получившая реальный выигрыш от начавшихся перемен и активно поддерживающая преобразования, крайне невелика. По различным оценкам, она не превышает 5-10%. Дифференциация доходов резко усиливается. Соотношение между доходами 10% населения с наивысшими доходами и 10% населения с наименьшими доходами достигло к осени 1994 г. 1:13,5, что свидетельствует о вступлении общества в стадию нестабильности и конфликтности.

Доходы основной массы населения после 1991 г. резко упали и продолжают (при некоторых колебаниях) снижаться.

Динамика доходов населения* (в % к декабрю 1991 г.)

Денежные до–        Заработная        Минимальная пенсия,         ходы на душу        плата на од–        включая компенсаци–         населения        ного занятого        онные выплаты

Декабрь 1991 г. 100 100 100 Декабрь 1992 г. 43 45 27 Декабрь 1993 г. 51 44 35 Июнь 1994 г. 45 36 28 * По данным Центра экономической конъюнктуры при правительстве РФ.

Более быстрое снижение заработной платы и минимальных пенсий по сравнению со среднедушевыми доходами отражает отмеченную выше деформацию в структуре распределения доходов и растущее неравенство в социальном положении различных групп.

В большинстве предложений по исправлению социальной политики упор делается, как правило, на различных формах помощи малоимущим. Это действительно очень важно и может смягчить остроту социальных противоречий. Однако главное все же не в такой помощи. Ключевым вопросом – с позиции расширения социальной базы реформы – является, по мнению ученых Института экономики РАН, стимулирование экономической активности личности, стабилизация трудовой занятости, широкое развитие малого и среднего предпринимательства.

Огромными потенциальными возможностями обладает кооперативное движение, которое, в силу ряда причин, было практически свернуто в последнее время.

Для расширения социальной базы реформы и формирования массового среднего слоя как основы стабильности, весьма важно активизировать все слои населения: владельцев акций и других ценных бумаг, вкладчиков сберегательного и коммерческих банков, добровольных участников пенсионных и страховых фондов.

Наконец, надо упомянуть и необходимость активной защиты предпринимательства, неприкосновенности жилья и личного имущества граждан. Борьба с нарастающей криминализацией экономики выступает обязательным условием расширения социальной базы реформы.

Упущения в этой сфере, как, впрочем, и в других, упомянутых выше, могут серьезно подорвать веру в реформу, усилить антирыночные настроения.

Словом, складывающаяся в 1995 году ситуация далеко не проста. Она допускает весьма различные сценарии развития событий. И успех в дальнейшем продвижении России к рыночной экономике будет в решающей степени зависеть от умения осознать современные реалии, критически оценить уроки прошлого и пойти на решительное обновление стратегии и тактики реформ.


 Издательский Дом «Новый Взгляд»


Оставьте комментарий

Также в этом номере:

ПРАВИТЕЛЬСТВО – В ОТСТАВКУ!
Ляпы
РУСЬ БЕЛАЯ И ВЕЛИКАЯ
ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОВ ОКАЗАЛОСЬ ТРОЕ
СТОИМОСТЬ НОРМАТИВНОЙ КОРЗИНЫ


»»»